Кавказский раскол

Этот кровавый митинг приблизил распад СССР и сделал Россию врагом Грузии

Жестокий разгон митинга в Тбилиси в апреле 1989 года, после которого Грузия вышла из состава СССР, вспоминают уже 30 лет. Однако говорят в основном о его последствиях, редко задумываясь о причинах. Между тем протестные выступления в Тбилиси вовсе не были спонтанными: внутренний конфликт в Грузии назревал дольше века, и в нужный момент эти настроения просто направили в нужное русло. «Лента.ру» разобралась, с чего начинался путь Грузии к независимости и как жертвы протестов послужили фундаментом современной грузинской государственности.

В двадцатых числах ноября 1988 года у Дома правительства Грузинской ССР собралась толпа молодежи. Студенты тбилисских университетов принесли депутатам республиканского совета проект поправок в конституцию: покончить с национальными автономиями внутри Грузии и закрепить ведущую роль грузинского народа в управлении республикой. Однако после передачи документа они не покинули площадь. Через несколько дней в центре Тбилиси митинговало уже несколько сотен человек. Пока мирно.

Первые ласточки

На протест молодежь вдохновили две «темные лошадки» грузинской политики: Звиад Гамсахурдиа и Мераб Костава. Гамсахурдиа — сын известного литератора, Костава — музыкант и поэт. Интеллигенты были неоднократно судимы за диссидентскую деятельность, а за год до описываемых событий создали политическую организацию — «Общество Ильи Чавчавадзе». Своей целью общество видело «выход Грузии из состава СССР и создание независимой республики».

Время для протестной деятельности они выбрали удачное. Местные партийные элиты уже не горели желанием преследовать диссидентов: некоторые из них чувствовали, что дело идет к краху Союза, другие — видели слабость Москвы и умело использовали национализм для получения экономических и политических преференций. Поэтому новую организацию Гамсахурдии никто не трогал.

Как и лагерь протестующих прямо перед Домом правительства. Власти не вмешались даже тогда, когда от требований закрыть негрузинские школы и ликвидировать автономии демонстранты перешли к «борьбе с оккупацией» и призывам к выводу советских войск.

Впрочем, к концу ноября демонстранты мирно разошлись. С одной стороны, Костава и Гамсахурдиа были разочарованы — ни столкновений с милицией, ни массовой голодовки, ни республиканской забастовки. С другой — они поняли, что нарастающее недовольство уже можно раскрутить до полномасштабной стачки, а при полном попустительстве республиканских властей союзное руководство решительно не понимает, что со всем этим делать.

В феврале 1989 года митинги продолжились. Лозунги остались те же — «Грузия для грузин». Лидеры протеста требовали ликвидации автономий в Абхазии, Южной Осетии и Аджарии, полного перевода системы образования на грузинский язык. «Абхазская нация исторически никогда не существовала, — заявлял тогда Гамсахурдиа. — Если эти племена поймут это, мы встанем рядом с ними, но только при том условии, чтобы они восстановили историческую справедливость и уступили нам нашу землю».

К весне протестующие обзавелись силовым блоком — «Легионом грузинских соколов». Туда набрали спортсменов, ветеранов Афганистана, причем вербовка шла практически в открытую. Почему республиканские власти смотрели на это сквозь пальцы, до сих пор доподлинно не известно. По мнению ряда исследователей, они, скорее всего, рассчитывали использовать националистическую карту как козырь в случае переговоров с Москвой о ликвидации автономий. А в это время в Абхазии началось свое протестное движение.

Абхазская политика

Истоки грузино-абхазского конфликта довольно глубоки, он начался задолго до печальных событий в Тбилиси. Его корни уходят в XIX век, считает директор исследовательских программ Фонда «Гражданская инициатива и человек будущего» Лейла Тания.

Абхазия вошла в состав Российской империи немногим позже Грузии. Однако до 1810 года она находилась под протекторатом Османской империи и к туркам была довольно лояльна. Поначалу Абхазское княжество пользовалось автономией, однако в 1864 году она была ликвидирована. Это вызывало массовое недовольство у населения. В результате Лыхненского восстания 1866 года российские власти начали выдавливать абхазов в Турцию. В следующие 15 лет территорию покинуло около 60 процентов ее населения.

В это время в соседней Грузии наблюдался недостаток пахотных земель, поэтому крестьяне начали массовую колонизацию территории Абхазии. В результате этноконфессиональный состав края радикально изменился: грузины веками исповедовали христианство, абхазы долго находились под влиянием другого, мусульманского государства. Кроме того, Российская империя поощряла переселение в Абхазию и других христиан, например, армян и греков.

Когда в 1918 году Грузия провозгласила независимость от России, Абхазия вошла в состав новообразованной Грузинской Демократической Республики. Национальное движение в регионе грузины жестко подавляли, что вызвало взрывной рост популярности большевистских идей среди абхазской интеллигенции, которая и сыграла крупную роль в установлении советской власти в Закавказье. Изначально Абхазию даже планировали сделать отдельной союзной республикой, однако все закончилось только предоставлением автономии.

Как отмечает историк Сергей Маркедонов, в сталинские годы правительство Грузинской ССР продолжило дискриминационную политику по отношению к абхазскому населению. Должности в автономии занимали преимущественно грузины, в основу абхазского алфавита положили грузинскую графику, этнические грузины все еще переселялись на эти территории.

Местная интеллигенция неоднократно обращалась к общесоюзному руководству с просьбой выделить Абхазии статус полноценной союзной республики, но неизменно получала отказ. Однако их запрос все же был услышан: с 1978 года Москва начала проводить все более лояльную по отношению к абхазам политику: для них появились различные квоты, этнических абхазов двигали вверх по карьерной лестнице, на управленческие посты.

Грузины, привыкшие к полному господству на землях Абхазии, восприняли эту ситуацию совершенно однозначно — как грубое вмешательство центра во внутренние дела республики. Кроме того, масштаб абхазской проблемы руководство грузинской компартии замалчивало не только перед обычными гражданами, но и перед партийцами низшего звена. Так что как элита, так и обычные грузины лишь утвердились во мнении, что Москва «накачивает» абхазский сепаратизм, чтобы не дать подняться богатой и сильной Грузии.

Озверевшая толпа

Первые столкновения между грузинами и абхазами начались еще в феврале 1989 года. Поначалу это были единичные инциденты, однако абхазскую общественность насторожило, что сторонники Гамсахурдии выступали с очень радикальными, националистическими лозунгами, а республиканские власти никак не реагировали. Спешно сформировался Народный фронт Абхазии и отряды самообороны, в противовес «грузинским соколам».

18 марта 1989 года на 30-тысячном митинге в селе Лыхны, столице древнего Абхазского царства, протестующие единогласно приняли обращение к ЦК КПСС и советскому правительству: «…Восстановить статус Советской Социалистической Республики Абхазия, какой она была провозглашена в 1921 году». Фактически это означало выход из состава Грузии. Первыми обращение подписали члены бюро абхазского обкома в полном составе. Вслед за Абхазией забурлила и соседняя Южная Осетия, до этого не проявлявшая сепаратистских настроений. Автономия решила полностью выйти из-под власти Тбилиси и перейти под прямое управление Москвы, став частью РСФСР.

Националисты получили прекрасный образ врага — теперь в Грузии не осталось сомнений в том, что сепаратистов подогревает Москва, что они опираются на поддержку из Москвы и ориентируются на Москву.

Антиабхазские митинги в Тбилиси начались практически сразу же после событий в Лыхны, и Гамсахурдии оставалось только оседлать эту волну недовольства. 4 апреля он собрал студентов в здании Тбилисского университета. После его эмоциональной речи толпа молодых людей направилась к Дому правительства, где приняла резолюцию: «Объявить национальную неподчиненность властям Грузии; образовать временное правительство Грузии; упразднить абхазскую, аджарскую и юго-осетинскую автономии». Часть студентов объявила голодовку до тех пор, «пока Грузия не станет независимым государством».

С каждым днем митингующих становилось все больше. К 7 апреля у Дома правительства протестовало уже более 10 тысяч человек. Их не успокоила даже отставка секретаря абхазского обкома, который подписывал обращение в ЦК КПСС о выходе из состава Грузии. «Мы не уступим судьбу 250 тысяч грузин озверевшей толпе абхазов!» — подогревал толпу Гамсахурдиа.

Бойня

Власти республики к тому времени окончательно потеряли контроль над ситуацией. Совещания в ЦК грузинской компартии проводились ежедневно, начиная с 4 апреля, однако руководство не хотело или не могло взять на себя ответственность за силовое подавление протестов, направляя запросы в центр. Но центр не мог ответить, так как в это время Горбачев находился в заграничной командировке.

Поначалу площадь еще можно было блокировать и зачистить относительно безболезненно — по утрам она и вовсе пустовала. Однако из-за бездействия как местных, так и союзных властей это время было упущено. Проблема была и в амбициях главы грузинской компартии. Джумбер Патиашвили крайне негативно относился к вмешательству союзного центра и желал разобраться со всем самостоятельно.

Очень уж не хотелось Патиашвили, чтоб в его дела лез бывший глава Грузинской ССР, а на тот момент министр иностранных дел Советского Союза Эдуард Шеварднадзе. Политбюро наверняка подключило бы его к решению проблемы как специалиста по региону. Но Патиашвили испытывал к Шеварднадзе такую ревность, что одна мысль о его вмешательстве вызывала у грузинского руководителя приступ мигрени. Однако Москва не могла бесконечно игнорировать разгорающийся на Кавказе пожар.

Вечером 7 апреля Горбачев вернулся и дал указание разогнать собравшихся у Дома правительства. В Тбилиси начали стягивать военных. Операцию назначили на утро 9 апреля. Расчет властей был на то, что протестующие при виде солдат и военной техники спешно разойдутся, но те построили баррикады, показав тем самым, что не собираются отступать.

Протестующие полагали, что до тех пор, пока их протест будет мирным, власти не решатся на применение силы. Организаторы призывали собравшихся не допускать провокаций и насилия в отношении военных и милиции. Однако эта тактика не сработала: военные пустили в ход дубинки и слезоточивый газ и даже саперные лопатки. Было несколько локальных стычек, но в какой-то момент митингующие обратились в бегство. Увы, практически все выходы с площади оказались перекрыты, в том числе и баррикадами. В давке погибли 19 человек, в основном женщины, более 250 человек получили ранения.

Все в выигрыше

Власти СССР оперативно провели расследование и практически сразу наказали виновных. Звиад Гамсахурдиа и его бывший соратник Мераб Костава, к тому времени присоединившийся к другим националистам, были арестованы. Лично Горбачев принес соболезнования семьям погибших и пострадавших. Однако отыграть ситуацию назад было уже невозможно.

Грузины сочли оскорблением не только сам факт разгона демонстрации, но и то, что для этого привлекли военные части, русских солдат. Партийное руководство Грузинской ССР после событий 9 апреля полностью переложило ответственность на союзный центр. В итоге ситуация выглядела так: грузины вышли с требованиями к грузинской же власти по поводу урегулирования внутренних проблем республики, а Москва грубо вмешалась, да еще и прислала солдат с дубинками.

На волне народного гнева Гамсахурдиа вскоре стал президентом, но долго удерживать власть ему не удалось: бывшего оппозиционера свергли в результате военного переворота 1992 года, а потом его сторонники начали войну с республиканским правительством. 31 декабря 1993 года первый президент Грузии погиб при невыясненных обстоятельствах.

Апрельские события 1989 года окончательно «помирили» грузинских диссидентов и партийную номенклатуру. Все в итоге остались в выигрыше: им удалось легитимизировать выход Грузии из состава СССР и для собственных граждан, и для мирового сообщества, продемонстрировав яркий образ беспощадного кремлевского режима. Эти достижения постсоветская политическая элита Грузии время от времени использует по сей день.

Бывший СССР 00:0117 августа

По минскому полю

Зеленский задумал решить проблему Донбасса по-своему. Чего ждать России и Европе?