Только важное и интересное — в нашем Facebook

Армянский трансгейт

Армяне ополчились на геев после появления трансгендера в парламенте. Зачем он туда пришел?

Фото: Karel Navarro / AP

В маленькой Армении снова большой скандал — страна шокирована выступлением трансгендера с трибуны Национального собрания и уже неделю обсуждает, что теперь делать с сексуальными меньшинствами. Предложения звучат разной степени радикальности: одни требуют зачистить парламент от представителей ЛГБТ-сообщества, другие выходят на улицы с призывами жечь и убивать геев. Не обошлось в этой истории без политических игр. Как трансгендерный скандал может повлиять на будущее страны, разбиралась «Лента.ру».

У Армении немного показателей, по которым страна входит в число мировых лидеров. Но по части гомофобии конкурентов у нее критически мало. ЛГБТ здесь не признается как явление, существование таких людей порицается большинством населения, а любой разговор на эту тему чреват серьезными осложнениями и даже увечьями. Согласно данным американского Pew Research Center, 98 процентов населения Армении считают гомосексуальность попросту недопустимой. В целом можно сказать, что к геям здесь относятся примерно так же, как в Пакистане или Ираке.

«Таким людям в Армении вообще нельзя быть»

Именно в такой стране 5 апреля с трибуны парламента выступила женщина Лилит Мартиросян, рожденная мужчиной по имени Вагаршак Мартиросян.

«Всего несколько месяцев назад было невозможно представить то, что сегодня — реальность в постреволюционной Армении. С трибуны Национального собрания обращаюсь к вам я, женщина-трансгендер», — сказала Лилит Мартиросян, выступая на парламентских слушаниях по защите прав человека, проводимых под эгидой ООН.

Однако, как выяснилось, Мартиросян не совсем верно трактует новую реальность: после речи ее выгнали из зала заседаний, председатель парламентской комиссии по защите прав человека Наира Зограбян назвала ее поступок неуважением к парламенту и обвинила в том, что докладчица вышла за рамки повестки слушаний.

На следующий день у здания парламента собрался немногочисленный митинг, участники которого требовали, чтобы власти немедленно решили вопрос и «исправили произошедшее». Наиболее колоритный участник протеста на камеру достал нож и заявил, что готов «утилизировать» трансгендерных людей. К демонстрантам вышел вице-спикер парламента Армении Ален Симонян, ему предъявили требование освятить зал парламента и окурить ладаном трибуну, к которой прикасалась Мартиросян. Ему также сообщили, что трансгендер — это «не человек, таким людям в Армении вообще нельзя быть».

Главным действующим лицом на народных баррикадах стал местный священник Газар Петросян. Между ним и вице-спикером завязалась дискуссия, в ходе которой священнослужитель уведомил политика, что содомитство и ЛГБТ — это преступления, которые должны караться минимум четырьмя годами лишения свободы. «Не улыбайтесь, я серьезно говорю», — грозно заявил священник, напомнив, что в Ветхом Завете за такое и вовсе предусмотрена смертная казнь.

Подсуетились

Уличные страсти утихли быстро: утилизатора утилизировала полиция — его задержали и предъявили обвинение; священник Петросян решением церковной верхушки был лишен полномочий на две недели (есть у армянской церкви такая хитрая практика — прим. «Ленты.ру»).

Однако в местных СМИ и соцсетях начались поистине эпохальные баталии, сопровождающиеся составлением списков «врагов народа», виртуальными угрозами реальных расправ и призывами найти всех геев, лесбиянок, трансгендеров, а также их защитников, немедленно выслать их в США и страны Европы. К обсуждению подключились не только жители страны, но и члены зарубежных диаспор — причем именно эта часть дискутирующих выступает с наиболее радикальных позиций.

На самом деле ЛГБТ-взрыв в Армении назревал уже как минимум год. После «бархатной революции» бывшая власть, внезапно лишившаяся административного ресурса, но сохранившая медийный, использовала подконтрольные СМИ для тиражирования ЛГБТ-страшилок как наиболее чувствительной темы, которая способна подмочить репутацию новых властей.

Волну из СМИ подхватили политики второго и третьего порядка. Один из оппозиционных депутатов даже подготовил законопроект о запрете однополых браков в стране. Когда предложенные им поправки в Семейный кодекс были отклонены правительством, поскольку по сути дублировали другие законы, и без того запрещающе однополые браки, это дало лишний повод для склок на страницах армянской желтой прессы. Общий лейтмотив кампании сводился к тому, что якобы премьер Никол Пашинян и его команда покрывают ЛГБТ и исподтишка потакают их стремлениям.

Желаемых плодов она не дала — рейтинги Пашиняна обрушить не удалось, а пропаганду клепали настолько некачественно, что повлиять на широкие слои общества она не могла.

Тем не менее в прошлом году произошло несколько резонансных инцидентов, связанных с представителями сексуальных меньшинств. В августе 2018-го, к примеру, на юге Армении около 30 человек жестоко избили нескольких геев, те попали в больницу с серьезными травмами. Общественное мнение встало на сторону местных южан — «и правильно сделали, мало им еще досталось», — а крупнейшая ныне оппозиционная партия «Процветающая Армения» устами своих депутатов поддержала такую постановку вопроса. Против выступили правозащитники.

Пока между двумя сторонами велся разбор полетов по конкретному инциденту, случился второй, еще более громкий и несколько комичный: в Ереване группа геев ворвалась в полицейский участок и избила стражей правопорядка. Такого в Армении действительно никто и представить не мог.

Еще через пару месяцев отменили «Форум ЛГБТ-христиан Восточной Европы и Центральной Азии». Вокруг него поднялся такой шум, что вмешаться пришлось лично Николу Пашиняну. По его поручению «проработкой вопроса и выяснением обстоятельств» занялась полиция, в итоге было принято решение мероприятие запретить. В качестве официальной причины назвали невозможность обеспечить участникам мероприятия безопасность, но на самом деле это было политическим решением.

Никол Пашинян, которому уже неоднократно приходилось отвечать на вопросы по ЛГБТ-тематике, не скрывает своих попыток дистанцироваться от подобных дискуссий и считает вопрос прав секс-меньшинств «излишней головной болью, с которой нужно разбираться лет через 10-20-30».

Черный пиар — тоже пиар

По поводу непосредственно речи трансгендера в парламенте Пашинян тоже высказался. Своим критикам, большинство из которых представляют прошлую власть, им свергнутую, премьер напомнил, что это в 2015 году гражданин Армении Вагаршак Мартиросян получил паспорт на имя Лилит, при этом отметка «мужской» в графе «пол» осталась прежней.

«Я спрашиваю, среди республиканцев много мужчин с именем Лилит Мартиросян? Когда я говорил, что республиканцы (Республиканская партия, бывшая главная политическая сила страны — прим. «Ленты.ру») — это есть гей-активисты, правильно говорил»,— сказал Пашинян.

Обрушился с критикой он и на председателя комиссии по правам человека Наиру Зограбян, которая первой подняла шум после выступления Лилит. «Это делает человек, который является руководителем комиссии по защите прав человека. Я спрашиваю, Лилит Мартиросян — человек или нет? Пусть каждый из вас ответит на этот вопрос! После этого "Процветающая Армения" (партия, к которой принадлежит Зограбян — прим. «Ленты.ру») должна подумать, может ли Зограбян оставаться представителем этой комиссии», — сказал Пашинян. При этом премьер указал, что согласованием списков спикеров занималась лично парламентарий.

Пока политики пытаются уличить друг друга в тайной и явной поддержке геев, народные массы смакуют скандал республиканского масштаба, а СМИ развлекаются тем, что опрашивают по теме людей на улицах и компилируют видео с предложениями «сжечь или вырезать», представители ЛГБТ-сообщества настроены позитивно.

Руководитель крупнейшей в Армении организации по защите прав сексуальных меньшинств PinkArmenia Мамикон Овсепян в беседе с «Лентой.ру» назвал историю с выступлением Лилит Мартиросян в парламенте дискриминацией, но отметил, что она помогает армянским сексуальным меньшинствам быть услышанными.

«Черный пиар — это тоже пиар, как говорится, даже если он построен на ущемлении чьих-то прав. Лилит обвиняют в том, что она вышла за рамки повестки слушаний, но это не так: первая часть ее выступления была посвящена работе судебно-правовой системы, вторая — дискриминации, что соответствует повестке. Более того, она выступала в рамках секции "иные вопросы", где четко поставленных тем не было. Так что обструкция ее речи, кто бы там что ни говорил, — это очевидная дискриминация, связанная с тем, что она трансгендер», — сказал Овсепян.

По его словам, реальные вопросы защиты прав ЛГБТ в Армении замалчиваются, и пусть политики используют эту тему ради дивидендов, главное — что вопрос наконец обсуждается. Это создает благоприятные условия для различных дискуссий, в которых представители меньшинств могут выразить свою точку зрения.

Овсепян утверждает, что повальная гомофобия среди армян объясняется, во-первых, советским прошлым страны, когда гомосексуальность считалась преступлением, во-вторых, низким уровнем просвещенности. Между тем, уверен он, публичное «пережевывание» ЛГБТ-вопросов способствует повышению информированности людей — публика начинает искать аргументы, интересоваться темой. «В принципе это то, чего хотим мы, — информировать людей, чтобы у них сложилось правильное представление об ЛГБТ. В этом смысле борьба с нами помогает нам», — отметил Овсепян, по сути повторив тезис Пашиняна о гей-активистах из прежней власти.

Новый козырь

Как изменится ситуация с правами ЛГБТ-сообщества в Армении после крупного скандала, пока сказать сложно. Власти неохотно касаются этой темы в полном соответствии со стратегией Никола Пашиняна. Законодательно секс-меньшинства в Армении — это не социальная группа, как, например, национальные или религиозные меньшинства, люди с ограниченными возможностями и так далее.

Представители ЛГБТ утверждают, что это проблема, а законодатели с этим не согласны. По словам депутата парламента Армении, члена постоянной комиссии по защите прав человека Рустама Бакояна (блок «Мой шаг» Никола Пашиняна — прим. «Ленты.ру»), права секс-меньшинств в Армении защищены точно так же, как права любого другого гражданина, независимо от его этнического происхождения, религиозной принадлежности, сексуальной ориентации, цвета кожи или других факторов.

«Государство не может отрицать существование лиц с нетрадиционной сексуальной ориентацией. Их подходы, их позиции тоже защищены — до тех пор, пока не вступают в противоречие с существующими законами», — заметил парламентарий. Что касается нарушения прав ЛГБТ-лиц, обусловленных их ориентацией, депутат отметил, что этим должны заниматься компетентные органы. При этом Бакоян исключил, что полиция и другие структуры, обеспечивающие защиту прав граждан Армении, могут проявлять заведомо дискриминационное отношение к кому-то на основе его сексуальной ориентации.

Тем не менее последние события свидетельствуют о радикализации общественных настроений в отношении ЛГБТ-сообщества. О том, что и геи, и лесбиянки в стране есть, общество знало и ранее. Например, в центре Еревана есть крупный садик, где по ночам собираются трансгендеры и транссексуалы. Правда, недавно там же один мужчина пырнул ножом бывшего мужчину. Есть и другие местечки в столице Армении, где собираются геи, есть даже гомопроститутки разных нетипичных полов. Есть и законодательная лазейка, по которой в теории можно жить в однополом браке — в том случае, если этот брак заключен за рубежом в соответствии с иностранным законодательством.

Но по поводу ЛГБТ был четкий консенсус: молчание всех сторон. Теперь этот статус-кво нарушен, представители нетрадиционной ориентации добрались до парламентской трибуны и громко заявили о себе. И именно это обстоятельство спровоцировало масштабный скандал.

Сегодня ясно одно: Лилит Мартиросян своим выступлением прочно вбила ЛГБТ-тематку в общественно-политическую повестку Армении. Верхи прямым текстом отказываются ввязываться в эту тему, а низы настойчиво требуют радикальных мер. До согласия им еще очень далеко, так что в выигрыше остаются только геи, трансгендеры и транссексуалы, добившиеся своей цели.

Возможно, скандал стал результатом провальной политики Пашиняна, который не хочет говорить о секс-меньшинствах, а возможно, что прежние власти — действительно гей-активисты, которые таким способом пытаются из-за ширмы поддержать армянское ЛГБТ-сообщество. Так или иначе, сейчас армянские геи получили в руки мощный козырь: их увидели, о них услышали. Рано или поздно они им сыграют.