Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram

«Готова торговаться, но сил больше нет»

Россиянка купила жилье в Москве. Теперь от него не избавиться

Фото: Сергей Коньков / ТАСС

Вторичные квартиры в российской столице в среднем продаются за пару месяцев, а ликвидные и адекватно оцененные варианты и вовсе находят покупателя за считаные дни. С «убитыми» и тем более переоцененными объектами все сложнее. Искать кандидата на малопривлекательное жилье можно годами, особенно если характер или элементарная жадность не позволяют снизить цену. Жительница Москвы Елена (имя изменено по просьбе героини) больше года назад решила перебраться в ближнее зарубежье, а столичную квартиру продать. Но что-то пошло не так. Историю противостояния с риелторами, покупателями и с самой собой Елена рассказала корреспонденту «Ленты.ру».

Подарок с характером

Квартиру я покупала сама, на свои деньги. Сделала себе подарок к 30-летию. Я москвичка, родилась и выросла в красивом доме на Ленинградском проспекте. Если едешь в Шереметьево, всегда обратишь внимание. С удовольствием и дальше бы там жила, но с возрастом вести совместный быт с родителями, — даже на 100 с лишним квадратных метрах, — стало просто невыносимо. Школа, институт, работа и еще раз работа, а жить когда? Пока я была тихой девочкой, которая учится и трудится, всех все устраивало. Ну а потом понеслось — я поздно прихожу, собака просыпается, лает, будит родителей. Посуду не помыла, подружек не тех привела. О том, чтобы привести гостя мужского пола, и речи быть не могло. И постоянный учет выпитого и съеденного. Конечно, мы друг другу мешали.

Попросить о размене я стеснялась — с какой стати? Поэтому плюнула на все, подалась на ипотеку. Одобрили без проблем — у меня всегда была «белая» зарплата, никаких темных пятен в биографии. Ну и первый взнос принесла почти в половину стоимости квартиры.

Ее, кстати, я искала очень недолго. Выбор пал на «двушку» на Шаболовке. Почему там? Потому что очень близко к центру, рядом парк, набережные и работа. При этом почти вся улица застроена старыми советскими домами. Новые очень дорогие тоже есть, но немного в стороне. Ну и цены соответствующие. На мой взгляд, недооцененное место. Там Донской монастырь, Шуховская башня. Много зелени. Дома плохие — пятиэтажки, «панель», есть кирпичные из 80-х, они чуть получше. Но тогда я о качестве домов вообще не думала, покупала для себя, без дальнего прицела. А думать, конечно, надо было.

План «Б»

В моей «двушке» не было ремонта. То есть был, но с истекшим сроком годности. Тот случай, когда из каждого угла на тебя сыпется какое-то говно. Ну и все отваливается и норовит убить. Сейчас, уже морально повзрослев и физически слегка постарев, я бы такую квартиру ни за что не купила. Здоровье дороже. А главное — можно из нее годами делать конфетку, но завтра тебя зальет пьяный сосед, а еще слегка «отъедет» стена, и все. Никакие натяжные потолки не помогут. Справедливости ради, за восемь миллионов рублей требовать большего было бы нагло. Шел 2014 год, еще не было санкций и падения цен на квартиры. Покупала бы через год, наверное, и до семи миллионов сторговалась бы.

Хлам я вынесла, ремонт сделала (не сама, конечно), осталась жива. Родители помогали и в процессе ремонта, и с переездом. В целом все было хорошо. Ровно до тех пор, пока я не поехала в одну страну бывшего СССР и не решила туда перебраться окончательно. Говорить, в какую именно, не хочу, чтобы не навлечь на себя гнев патриотов. Народ и там не без особенностей, но было бы странно требовать полного равенства черт национального характера. В предыдущие годы в эту же страну перебрались мои хорошие знакомые, начали развивать свой хостельный бизнес. И мне предложили поучаствовать. А я как раз была в поисках нового вида деятельности, причем после десяти лет офисной кабалы очень хотелось работать на себя.

Идея была такая — продаю московскую квартиру, снимаю на новом месте, попутно ищу какой-то вариант, чтобы купить там же. Часть денег от продажи планировала вложить в дело. Схема казалась беспроигрышной, но на первом же этапе все, так сказать, сломалось.

«Не обколешь, не отберешь»

Заниматься продажей квартиры сама я категорически не хотела — не было ни времени, ни желания, ни сил. Ну и с прошлым риелтором, который мне помогал эту же квартиру купить, все нормально сложилось. В этот раз он оказался недоступен — сначала куда-то уехал, потом звонила — вообще не отвечал. Думаю, изначально знал, что с моей квартирой ничего хорошего не светит. Особенно по нынешним временам. Это раньше можно было что угодно продать, лишь бы в Москве. А сейчас народ избалованный.

Риелтора я все-таки нашла, а толку мало. Сначала был вообще какой-то околокриминальный случай. Из одного довольно известного агентства пришла тетенька лет 50, одетая, простите, как шалава. Зато вся в золоте. А с собой она привела дяденьку нерусской внешности. Я их пустила в квартиру — договаривались же. Потом еле выпроводила. Мужик все комнаты обшнырял. Впоследствии оба пропали. Думаю, «прощупывали» меня. Бывает же такое — отбирают квартиры у одиноких людей, а самих людей обкалывают дрянью и вывозят куда-то. Но по мне видно, что так просто не обколешь и не отберешь. Все равно было страшно.

Следующая дама, тоже из крупного агентства, долго изображала видимость деятельности, даже приводила пару раз потенциальных покупателей, но очень быстро «сдулась» — канула в небытие. Успев, впрочем, обложить матюками и мою квартиру, и меня. Такая деловая этика. Третий риелтор стал последним. Он на первой же встрече заявил, что я должна отдать ему все документы на квартиру — и не копии, а подлинники. Это меня насторожило, я отказалась, а его мой отказ откровенно взбесил. Разошлись недовольные друг другом.

Ненавижу всех

На всю эту катавасию с риелторами ушло плюс-минус полгода. А я хотела управиться за месяц! Пришлось устроиться на новую работу в Москве, скорректировать планы. За полгода многим удается не только продать старую квартиру, но еще и новую купить. Но только не мне. Я подумала немного и решила все делать сама. Стало ясно, что хороших риелторов в Москве единицы, их практически можно «по наследству» передавать. Я такого не нашла, а разместить объявление о продаже в интернете может каждый дурак.

«Дурак», то есть я, так и сделала — опубликовала информацию о своей квартире во всех крупных базах. Естественно, там были мои контакты. И вот тут я узнала, что это такое — ненавидеть людей. Мне звонили очень многие, не только агентства (где они раньше были, спрашивается) и покупатели, но и всякие психи. Множество, десятки психов. Я и не знала, что у нас так много людей, испытывающих дефицит общения. Кто-то просто хотел поговорить — про Москву, про молодежь, про Путина, Трампа и Лукашенко, про поликлиники и цены в магазинах. Некоторые пытались знакомиться. Другие давили на жалость, просили скидку в полцены.

Одного дядю пришлось не просто послать, а заблокировать. Он все силился объяснить мне, что я очень сильно переоценила свою квартиру. Не риелтор, покупать не хочет. Просто ему жизненно важно было вправить мне мозги. Причинить добро — так это называется. «Чем твоя квартира лучше остальных? Думаешь, хапнула наследство в Москве, так теперь все побегут к тебе с деньгами? Снижай цену в полтора раза, тогда продашь. Мебель предложи в подарок. И быстро, скоро рынок вообще обвалится, цены рухнут вдвое», — вот такие песни пел. Иногда читал стихи, думаю, собственного сочинения. Пригрозила заявлением в полицию, потом просто заблокировала. Сейчас, наверное, нашел новую жертву, ей свои идеи внушает.

Подождем, твою мать

После телефонной бури я все объявления сняла. По базам видела, что цены пошли вверх, в соседних домах квартиры в худшем состоянии продавались дороже, чем моя. В какой-то момент уже даже наплевала на инфляцию — хотела просто покрыть ту сумму, которую сама потратила на эту квартиру. Это 8 миллионов плюс стоимость ремонта, получается 9,5 миллиона. Вполне нормальная цена.

Мне еще долго звонили по остаточному принципу, несколько раз были просмотры. Я в каждом госте видела потенциального покупателя, а потом уже перестала верить, что когда-либо от этой квартиры избавлюсь. Сил нет, торговаться была готова, но планы поменялись.

Продавать прямо сейчас нет нужды — уезжать из России я передумала по личным и некоторым политическим причинам. Зато вся эта катавасия заставила меня понять, что в свое время я сделала очень плохой выбор. Нельзя было брать квартиру в панельной хрущевке, пусть даже очень дешевую. К слову, в программу реновации наш дом не попал. Тут люди живут годами и их все устраивает — зачем куда-то переезжать? Ну, воняет в подъезде, сколько ни убирай, и что? А тот факт, что такое жилье сложно продать, никого не волнует.

У меня в подъезде, кстати, и правда чисто. В квартире хороший ремонт, документы идеальные. Сама я не Баба Яга, вежливый и честный человек. Но когда речь идет о покупке квартиры за миллионы рублей, это людям совершенно неважно. Кто захочет вкладываться в панельную коробку, построенную 60 лет назад? Эти дома были рассчитаны на 25-30 лет, а стоят уже вдвое дольше. Естественно, снижать цену в два раза, как советовал мой телефонный псих, я не готова. Подожду лучших времен. Переезд отменился, спешить некуда.

А вообще я считаю, что такие квартиры, как моя и им подобные, мог бы выкупать город. Ведь все равно планировали тратиться на реновацию, людей переселять. Так бы потихоньку все скупили, потом дом сносим, на его месте строим новый, красивый. Место-то отличное. А пока все не выкуплено, можно селить сюда каких-то льготников, приезжих. В Европе мигрантов размещают в дорогих отелях, потому что нет свободного жилья. У нас тоже наверняка не хватает. Получилась бы тройная выгода.

***

Обратная связь с отделом «Дом»:

Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость или идея для материала, напишите на этот адрес: [email protected]