Только важное и интересное — в нашем Twitter
Новости партнеров

Пей, молись, смотри

Вино и уличные гонки: неожиданная сторона Азербайджана

Фото: Александр Миридонов /« Коммерсантъ»

Баку — это кавказское гостеприимство, восточный колорит, древняя и разнообразная история, сдобренная роскошью нефтяной державы. Столица Азербайджана пленит и гедониста, и отшельника. Корреспондент «Ленты.ру» полюбил Азербайджан, несколько раз побывал в Баку и рассказал о своем самом необычном опыте в стране огней.

Баку пленяет с первой секунды. Для меня это самый красивый наряду с Санкт-Петербургом город на территории бывшего СССР. И в отличие от северной столицы, представляющей более-менее одну эпоху, Баку — это три города в одном: средневековый старый город, «Париж на берегу Каспия» времен первого нефтяного бума 1890-1910-х годов и современные здания от лучших мировых архитекторов, возведенные на деньги от второго нефтяного бума 2000-х.

У Баку всегда есть козырь в рукаве, чтобы вас удивить. Сюда хочется возвращаться снова и снова, чтобы открыть для себя что-то до сих пор невиданное. За последние пару лет я был в столице Азербайджана четыре раза и сегодня расскажу о самых необычных впечатлениях от города.

Иисус среди хрущевок

Времена, когда Баку был одним из самых мультикультурных городов Кавказа, СССР, а, может быть, и всей Евразии, прошли. И, если бы изобрели машину времени, я бы непременно среди первых путешествий сквозь эпохи отправился в Баку тех времен, когда он был настоящим городом трех религий. В 1959 году в городе проживало четыре процента евреев, 21 процент армян, 33 процента азербайджанцев и 35 процентов русских.

Добавьте к этому небольшое число представителей народов Дагестана, молокан (одно из направлений христианства, которое большинство крупных церквей считает ересью) и немцев-католиков — потомков переселенцев из Баден-Вюртемберга, чтобы получить поистине уникальную этно-религиозную картину. Естественно, столь разные люди оставили потрясающе разнообразное культурное наследие.

Увы, частично оно было утеряно из-за действий советской власти. Так, в 1935 году был показан образцовый пример «дружбы народов» — разрушению подверглись крупнейшие в городе мечеть, синагога, православный и католический храмы. Куда меньше стало и разнообразие населения Баку. В 2009 году 90 процентов бакинцев составляли азербайджанцы, пять процентов — русские, а из других диаспор заметной была лишь лезгинская с ее 1,2 процента. Тем не менее 110 тысяч русских хватает, чтобы диаспора была достаточно внушительной.

Мне довелось побывать на одном из главных для диаспоры событий — праздновании Пасхи в кафедральном соборе Святых Жен-мироносиц. И это было самое необычное посещение православного храма в моей жизни.

Собор был построен в 1909 году по типовому проекту военного храма Федора Вержбицкого. Всего в Российской империи было возведено 64 собора по этому проекту. Бакинский собор был полковой церковью 206-го Сальянского полка и располагался рядом с казармами. После революции 1917 года храм был закрыт, а Русскую Императорскую Армию в казармах сменила армия Красная. Собор превратили в спортзал, а затем в склад. Во время уличных столкновений Советской армии с манифестантами в так называемый «Черный январь» 1990 года в храм попали два снаряда, колокольня разрушилась, начался пожар. Собор был восстановлен на деньги предпринимателя, мецената — мусульманина Айданы Курбанова. Повторное открытие состоялось в 2003 году.

Сюрпризы начинаются еще на подъезде к собору. Такси крадется по узким улочкам обычного старого спального района, застроенного хрущевками. На балконах сушится белье, во дворах растут фруктовые деревья, асфальт меняли последний раз, кажется, еще при коммунистах. В какой-то момент машина встает в глухую пробку. Верующих явно больше, чем парковок для их машин. Иду через темные дворы. Toyota Land Cruiser 200 паркуется прямо на детской площадке и с ревом штурмует песочницу. В соседнем дворе не столь удачливый владелец Hyundai Santa Fe посадил свой кроссовер на брюхо на высоком бордюре. Скрежет днища о камень столь громок и неприятен, что в соседних домах, кажется, проснулись все.

Пятиэтажки стоят так близко к храму, что курящие на балконах мужчины стряхивают пепел едва ли не прямо на крышу. Перед самим собором, помимо припаркованных тут и там машин, полно людей в военной форме. Лампасы, георгиевские кресты, аксельбанты… Да это же казаки! Самые настоящие ряженые казаки. Оказывается, в Баку действуют сразу два казачьих войска, которые конкурируют между собой. Казаки изображают бурную деятельность, порой мешая друг другу. Они и обеспечивают безопасность, и помогают священникам во время службы, и дают комментарии многочисленным журналистам (одних съемочных групп разных телеканалов тут три).

На службу пришел посол России в Азербайджане Михаил Бочарников, несколько мужчин в форме Вооруженных сил Российской Федерации, апостольский нунций (дипломатический представитель Ватикана) в Азербайджане Пол Фитцпатрик Расселл и другие высокопоставленные верующие.

Уже к середине длинной праздничной службы храм наполовину пустеет — болельщикам надо сохранить силы перед воскресными гонками. Будто чувствуя это, к храму тянется вереница бакинских кэбов. Они точно такие же, как в Лондоне, но с левым расположением руля и фиолетового цвета. Верующие бойко торгуются с кэбменами, и вскоре военный городок вновь погружается в пыль от уезжающих машин.

Истина в вине?

Все знают, что Азербайджан — единственная мусульманская страна Южного Кавказа, но далеко не все знают, что большинство граждан страны — шииты, как в соседнем Иране, а вовсе не сунниты, как турки и туркмены — наиболее лингвистически и этнически близкие к азербайджанцам народы. Тем не менее ни в Азербайджане в целом, ни в Баку в частности не чувствуется особенная религиозность.

И если в соседней Грузии любят вино,то Азербайджан — территория водки. Именно водка считается истинно мужским напитком, который сопровождает застолья, праздники и дружеские встречи. Однако уезжать без вина из Азербайджана ни в коем случае не стоит, ведь местная винодельческая культура имеет давние традиции, а автохтонные сорта винограда стоят того, чтобы уделить им внимание.

Археологические находки семян домашнего винограда говорят о том, что виноградарством в регионе начали заниматься в III-IV тысячелетиях до нашей эры. По свидетельствам греческого историка Страбона, к I веку до нашей эры, когда территория нынешнего Азербайджана входила в Кавказскую Албанию, винограда было так много, что жители не успевали его собирать, а употребление вина было едва ли не поголовным.

Не угасло производство вин и после того, как большая часть азербайджанцев приняла ислам. Благодарить нужно традиционное этническое и религиозное разнообразие этих земель. Армяне, евреи, молокане, а после присоединения к Российской Империи русские и немцы продолжали винодельческие традиции древней Албании. Удивительно, но в советские времена валютная выручка республики от виноделия была сравнима с выручкой от нефтедобычи. Увы, Азербайджан особенно сильно пострадал от антиалкогольной кампании Горбачева — автохтонные сорта сохранились лишь в единственном совхозе.

Возрождение винодельческих традиций началось во времена второго нефтяного бума 2000-х годов. Интересно, что если российские производители приглашали в основном французских специалистов, то азербайджанцы — итальянских. Как и в России, в Азербайджане за эти годы было совершено много удивительных ошибок. Например, новоиспеченные виноделы пытались выращивать в жарком климате немецкие сорта, обычно культивируемые в долине Рейна. Естественно, ничего похожего на рислинг на Южном Кавказе не выросло.

Далеко не сразу новые азербайджанские виноделы поняли истинную ценность автохтонных сортов винограда, из которых в ходе многовековой селекции получились современные французские сорта. Любое азербайджанское вино обладает сильным ароматом и насыщенным вкусом, для него характерен высокий уровень танинов — спасибо яркому солнцу и жаркому лету. Из-за засушливого климата большинство производителей вина в Азербайджане выращивают его в предгорьях в районах Шемахы и Кабалы, но есть и исключение — неподалеку от соленого озера Мазасыр не только производят вино, но и выращивают виноград.

Удивительно, но получается весьма неплохо. Азербайджанское вино стало для меня одним из главных открытий последних лет, а лично мой фаворит — автохтонный сорт мадраса. Так что обязательно сходите на дегустацию вин, если соберетесь в Азербайджан.

Уличные гонки

Азербайджан, как и многие другие петрократии, в последние годы пытается повторить путь Дубая и из сырьевого придатка превратиться в туристический центр. Тем более, что в отличие от стран Персидского залива или Малайзии, в Азербайджане не нужно возводить с нуля новый город — Баку прекрасен даже без построенных недавно по проектам знаменитых архитекторов зданий. Но, чтобы заманить европейцев и американцев в Баку, нужно показать им город лицом, пока они еще дома. И городская гонка Формулы-1 — отличный способ сделать это. Ведь в отличие от Европейских игр, финала Лиги Европы или других спортивных соревнований, красоты Баку во время Гран-при Азербайджана остаются в кадре каждую секунду.

И, похоже, это сработало. Если на первой гонке по улицам столицы иностранных туристов, за исключением жителей стран СНГ, почти не было, то в 2019 году иностранных флагов уже было много. Повезло и с конфигурацией трассы, ведь гонки в Баку — это не только красивая картинка, как на двух других городских гонках в сезоне в Монако или в Сингапуре, но и интереснейшие заезды. Трассы Гран-при Азербайджана представляют собой удивительный гибрид уже упомянутого Монако — самой медленной трассы в календаре, — и итальянской Монцы — настоящего храма скорости.

Именно в Баку одновременно находится и самый длинный участок газ в пол в сезоне, и самый узкий поворот чемпионата. Трасса уже получила прозвище «Монако на стероидах», гонщики ее обожают, а лучшие моменты Гран-при регулярно попадают в итоговые обзоры сезона.

Но у Гран-при Азербайджана есть и изнанка, увы, куда более неприглядная. В по-прежнему не самой богатой стране билеты на гонку себе может позволить лишь небольшое число жителей, а те, кому они по карману, далеко не всегда даже слышали что-то о Формуле-1. В итоге на трибунах зияют пустоты, а гонка для многих бакинцев — лишь головная боль с перекрытием центра, пробками на дорогах и постоянным шумом. И если в Монако трассу возводят всего за пару недель, то в Баку тот же процесс занимает полтора месяца.

В попытке как-то решить проблему с заполняемостью трибун, власти стали раздавать билеты в качестве премий государственным служащим и бюджетникам. В итоге в дни Гран-при многие из них пытались перепродать билеты в надежде что-то заработать. При этом даже те, кто так и не смогли реализовать свои лишние билетики, предпочли остаться дома — гонки им совсем не интересны.

Несмотря на то что гонка в Баку проходит уже в четвертый раз, организационных проблем, которые вызывают у старожилов Формулы-1 лишь улыбку, хватает. В этом году были плохо закреплены канализационные люки, и один люк сорвало разреженным воздухом от проезжающего болида команды Williams, в результате ему разрушило днище. Команде пришлось использовать запасное шасси, а организаторам — компенсировать коллективу финансовые потери. Эвакуация машины и вовсе превратилась в мем — грузовик с краном-манипулятором протаранил пешеходный мостик над трассой. Ну, а борцы за права человека возмущены тем, что в Баку, как и в Сочи, награду победителю вручает президент страны, в которой, согласно отчетам правозащитных организаций, регулярно нарушаются права человека.

Тем не менее у Гран-при Азербайджана прекрасные перспективы. Гонки нравятся и участникам, и зрителям, которых становится все больше, организаторы набираются опыта, рынок страны важен и для автопроизводителей (особенно для Mercedes-Benz), и для поставщиков шин из Pirelli, а недовольные бакинцы повлиять на ситуацию не могут. К тому же многие жители города искренне гордятся фактом проведения в их городе гонки Формулы-1. Этап на берегах Каспия покинет календарь, только если в стране закончатся деньги, или Ильхаму Алиеву надоест Формула-1. Но цены на нефть стабильны, а президент Азербайджана, похоже, получает от Гран-при своей страны большое удовольствие.