Только важное и интересное — в нашем Facebook
Новости партнеров

«Здесь белый турист — полубог или даже полудьявол»

Россиянин решил обойти пешком остров Занзибар. Что из этого вышло

Фото: Константин Колотов

«Лента.ру» продолжает публиковать путевые заметки россиянина Константина Колотова, который отправился в кругосветное путешествие. В прошлых материалах речь шла об острове Занзибар с точки зрения туриста, а также о начале пешего путешествия вокруг острова. На этот раз Колотов расскажет о продолжении похода, забравшего у него все силы.

Начался второй день моего пешего путешествия по острову. Так как у меня порвался надувной коврик, а новый мне купить в городе не удалось, спал я просто на земле. В первую ночь было еще очень непривычно, поэтому я много вертелся. Не способствовали крепкому сну и порядки в доме Суди. Всю ночь работала танцплощадка с настоящей светомузыкой, но вместо самой музыки звучали, видимо, какие-то отрывки из Корана. Им аккомпанировали своим лаем собаки, криком — обезьяны и писком — цесарки.

Тем не менее встал я отдохнувшим и выспавшимся. Встал, сделал зарядку и быстро позавтракал по-занзибарски: четыре апельсина, свежий хлеб, анчоусы и картошка. После завтрака я спросил у Суди, нужно ли мне заплатить за еду и кров, на что тот ответил: «Путешественники — это святые люди, посланные Аллахом. Если они пришли в твой дом, то их нужно оберегать и помогать им». Денег он не взял и пригласил меня вернуться в любой момент, когда я сам захочу.

Вернуться я планировал — мне нужно было еще много чего обсудить с Талалом о Судане и его границе. А еще Талал рассказал мне, что собирается на три дня на музыкальный фестиваль в Уганду. Ему нужно было обязательно выехать из Танзании из-за проблем с визой. Уганда не входила в список стран, которые я намерен посетить, но почему нет? В общем, я решил для себя, что, обойдя остров, вернусь в гости к Суди и вместе с Талалом поеду в Уганду. С этими мыслями я тронулся дальше.

День второй

По сравнению с первым днем, второй оказался значительно трудней. Первые пять километров я шел два часа — даже при отливе идти по берегу очень трудно. Вчера я натер тапками серьезную мозоль на правой ноге и не мог толком в них идти, поэтому большую часть пути я прошел босиком. Затрудняла продвижение и сильная жара.

Эту часть побережья Занзибара сети отелей обошли своим вниманием. Гостиницы иногда встречались в качестве исключения, но в основном попадались лишь рыбацкие деревушки. Через 15 километров и пяти часов ходьбы я уперся в утес, окруженный водой — дальше по берегу пройти было нельзя. Оказалось, я достиг оконечности небольшого полуострова. Теперь нужно было пройти по нему назад, а дальше выходить на дорогу и идти в сторону самых дорогих пляжей Занзибара.

Идти до самой северной точки острова оставалось еще 25 километров. До ближайшего пляжа — километров десять. До заката мне было не успеть. Вместо этого я решил вернуться к Суди. Через небольшие местные деревни по прямой до его дома были те же десять километров хода. Утром же я на автобусе или попутной машине вернусь в крайнюю точку, которой достиг сегодня. Таким образом, я смогу пообщаться с Талалом и переночевать в безопасности.

Так и сделал. Дом «Безумного шляпника» был ровно таким же безумным, как и в момент моего ухода. Но главное, я застал в нем Талала. Вечером за ужином мы разговорились. Талал рассказал мне, что уехал из Судана три месяца назад. В апреле 2019 года в стране начались первые мирные митинги. Жители выходили на улицы, пели песни, перекрывали движение, рисовали на стенах и требовали, чтобы представители действующей власти покинули свои посты. Талал был активным участником этих шествий. Так в Судане прошел апрель, май и начало июня.

А потом пролилась кровь. Талал показал мне видео с мест событий, снятые в том числе им самим. Людей расстреливали из автоматов, избивали палками, эскалация насилия и вспышки ненависти происходили по всей стране. «Я не могу туда вернуться. Сейчас это опасно», — сказал мне Талал. И настоятельно рекомендовал объехать его родину стороной, чтобы не подвергать свою жизнь опасности. Что ж, значит будем объезжать.

День третий

И снова зарядка, завтрак и быстрые сборы. В этот раз я сразу направился к большой дороге, чтобы найти транспорт. Первоначально я хотел воспользоваться местными автобусами, которые в большом количестве едут в сторону пляжей Нунгве. Но, оказалось, что они набиты битком, так что мне с моим 27-килограммовым рюкзаком в них было не залезть. Я подождал 20 минут, но более-менее свободных автобусов не было. Тогда я решил пойти по дороге пешком, а там пусть будет, как будет.

Прошел буквально метров 100, и рядом со мной остановился большой грузовик. Водитель кивком головы пригласил меня прыгнуть в кузов. Я и прыгнул. Кроме меня, в кузове ехали еще три человека. Ребята помогли мне поднять рюкзак, и дружной компанией мы помчались по бездорожью занзибарских деревень. Машина довезла меня ровно туда, куда мне было нужно. Водитель не взял денег ни с меня, ни с других ребят. Вот такая вот занзибарская взаимовыручка.

Еще час ходьбы по дороге — и я добрался до деревни, которая называется Макатони. Но, как и другие деревушки, европейцу она больше напомнила трущобы, в которых не то что жить, но даже находиться продолжительное время не хотелось. Но местные живут здесь всю жизнь и выглядят счастливей большинства людей, которых я встречал в больших городах России.

Когда я вошел в деревню, начался сильный ливень. Чтобы не промокнуть насквозь, я укрылся в каком-то недостроенном здании с крышей. За мной в здание вбежал местный парень с большим мешком какой-то крупы. Я угостил парня апельсином, и мы разговорились. Его звали Юсуф, ему было 27 лет, и в километре от этого места у него была своя небольшая лавка с продуктами.

Около часа мы пережидали дождь, а когда он закончился, Юсуф предложил мне пройтись до его магазина, чтобы он мог оставить свой мешок и проводить меня. Здесь не было пляжа, и я не смог идти вдоль него, однако мой новый друг подсказал альтернативный вариант. Сгрузив свой мешок, Юсуф повел меня вглубь деревни. По дороге Юсуф знакомил меня с местными жителями. Ему было приятно, что он гуляет в компании приятеля «музунгу» (иностранца) по родной деревне. Местные жители подходили к нам и расспрашивали Юсуфа о том, кто я, зачем он меня привел. Когда узнавали, что я обхожу вокруг острова пешком, то присвистывали и жали мне руки.

Мы вышли из деревни и пошли по берегу, который спустя 300 метров сменился зарослями, пересекли вброд реку и прошли через красивейшую манговую плантацию, пока наконец не вышли на дорогу. Юсуф рассказал, как пройти дальше, и спросил, где я планирую ночевать. «Ты можешь ночевать у меня дома, если захочешь. Мы живем не очень богато, но место под палатку найдем», — предложил он. Еще раз скажу, занзибарцы добрые, гостеприимные и щедрые люди, всегда готовые поделиться тем немногим, что у них есть, с человеком, которого видят в первый раз жизни. Мы обменялись с Юсуфом телефонами, по-братски обнялись — и я пошел дальше.

Я шел по дороге с радостью на душе и болью в теле. К дискомфорту от мозолей на ногах добавилась и новая боль в стертых рюкзаком боках. Каждые пять километров я делал привал. Помимо мозолей, силы забирало и палящее солнце. Пройдя 15 километров, я присел в местной лавке, где продавался типичный занзибарский стрит-фуд: картошка фри, салат и куриные шашлыки. Минут через десять ко мне подошел местный лет 30 и заговорил.

Занзибарцы вообще очень любят общение. У них нет социальных сетей, YouTube и других радостей современного общества, поэтому они остаются открытыми и любят живое общение. Дело шло к вечеру, и я спросил своего нового собеседника о вариантах ночлега. Он разумно ответил: «В отеле. Ты же музунгу!» Когда же я рассказал ему о том, что стеснен в средствах, то он сказал, что в таком случае можно поставить палатку в любом месте.

Закончив есть, я двинулся дальше и с помощью моего нового друга через небольшую тропинку с основной дороги ушел к пляжу. Он был сильно заросшим, идти по нему было сложно, но поставить палатку — легко. Перед сном я признался себе в том, что неадекватно оценил свое физическое состояние. Я планировал проходить каждый день по 40 километров, а за прошедший день с трудом преодолел 22. Что ж, могло быть и хуже.

День четвертый

На этот раз обошелся без зарядки — хотелось побыстрее убраться из леса, пока я не наткнулся на кого-то из местных обитателей. Я быстро собрал палатку и тронулся в путь. Мозоли не успевают заживать, и каждый день идти все труднее. Первый километр я иду как по углям, потом, когда чуть расхожусь, боль чувствуется уже значительно меньше. Пластыри не помогают — из-за большой влажности они слетают с ног практически сразу.

Мне предстояло пройти самые дорогие пляжи Занзибара, и я это сделал уже в первой половине дня. В отличие от местных деревень, дорогие отели мне были совсем неинтересны, поэтому я быстро прошел мимо них, практически не останавливаясь. К полудню я добрался до северного края острова. Это было непросто. Впрочем, мой опыт подсказывает, что дальше будет легче. Самая тяжелая неделя — это всегда первая. Во время нее организм находится в тотальном стрессе и начинает бастовать, требуя вернуть все в прежнее привычное для него русло.

К концу четвертого дня я прошел почти 30 километров. Идти стало легче: с севера на юг по восточному побережью Занзибара почти все пляжи песчаные. На протяжении почти всех 30 километров отели сменяли один другой. Все отели очень дорогие: самый дешевый, который я увидел, стоил 2,5 тысячи рублей в сутки. Мне хотелось помыться и отдохнуть, но цена отбивала всякое желание. Ночевать рядом с пляжем на этом побережье тоже было проблематично. Первая линия — сплошные отели, а за ними сразу же начинаются местные трущобы.

Меня предупреждали, что именно эти пляжи небезопасны, и я охотно в это верю — здесь я увидел первые патрули полицейских, и этих патрулей было много. Выбрать тут место для ночевки — задача творческая. В итоге я поставил палатку в небольшом лесу, в котором я был скрыт от глаз окружающих, хотя слева и справа располагались отели, а чуть вглубь острова — деревня.

День пятый

Я спал не на голой земле, а на листьях. Для меня это равносильно перине. Тем более, что уже два дня я смываю с себя пот морской водой, а это не лучший способ освежиться. Все мои вещи, включая рюкзак и кроссовки, пропитались потом и солью. Мозоли болят. Решено: я делаю марш-бросок и любой ценой возвращаюсь на пляж Мачави к Масуди. Это как минимум 30 километров.

Крайний день перед отдыхом часто самый трудный. Он весь наполнен нетерпеливым ожиданием, желанием приблизить развязку, конец. Я шел, преодолевая боль от мозолей и усталость, шел на маяк ожидавшего меня отдыха. Но самое главное, что я усвоил от более опытных товарищей: как бы быстро ты ни ел, как бы ни устал, самое важное в прогулке — наслаждаться самой прогулкой, красотой природы или архитектурой. Занзибар — красивый остров, тут есть, чем наслаждаться, и я делал это.

К 17 часам я добрался до деревушки Чвака — маленького рыбацкого поселения, от которой до моего пляжа по прямой через залив оставалось не более пяти километров. Увы, залив даже при отливе пешком не пройти. Делать крюк в 30-40 километров вглубь острова я не хотел, поэтому пошел искать рыбаков, которые перевезут меня в Мачави.

Вокруг меня тут же нарисовалась пара местных жителей, предложивших свою помощь. Я спокойно воспринимаю их навязчивость, когда полон сил и бодр, но сейчас я устал, у меня просто нет внутренней энергии на них. Поэтому я отогнал «помощников», самостоятельно вышел на причал и начал поиск перевозчика. Разброс цен оказался большим: от 21 до 100 долларов. Многие рыбаки не слишком образованы и просто не представляют, как формировать цены на те или иные свои услуги. Для них белый турист — это что-то сказочное, человек с неограниченным запасом денег, полубог или, наоборот, какой-то полудьявол, исполняющий желания.

Многие мужчины, с которыми я разговаривал, и вовсе не могли сформулировать цену. Набирая цифры на калькуляторе, они по две минуты размышляли над каждой следующей. Возможно, они просто не владели даже простейшим счетом. Тем не менее, потратив время на многочисленные разговоры, я нашел человека, готового перевезти меня за небольшие деньги. За время путешествия я уже выработал алгоритм, как добиться лучшей цены.

1. Отгоняйте от себя всех «помощников». С ними цена сразу возрастает из-за их комиссии. Плюс они зачастую пугают исполнителя заказа, если тот хочет снизить цену.
2. Узнайте цену в трех разных источниках. Не просто у троих разных людей, а именно из трех разных источников. Я, например, поговорил с рыбаками, владеющими лодками, спросил у работников местного кафе, а также поговорил с парнем, который работает в местном институте бизнеса, расположенном на берегу. В итоге я получил реальную среднюю цену.
3. Не берите товар или услугу у первого встречного или у того, кто расположен на самом выгодном месте. Тут цена всегда будет в несколько раз выше, ведь она рассчитана на лохов.
4. Торгуйтесь. При этом никогда не говорите цену первым. Этому правилу переговоров учат в MBA за три года и пару миллионов рублей и на любом большом арабском базаре бесплатно и за несколько визитов. Услышав цену, не торопитесь называть свою, вернитесь ко второму пункту, а после назовите цену в три-пять раз меньше.

Но на самом деле, если у вас нет проблем с деньгами, то не упирайтесь и не отжимайте копейки у тех, кто и так почти ничего не зарабатывает. Щедрым быть приятно. Я договорился с одним из рыбаков и через час прибыл на свой пляж. Уставший, голодный, измученный и настрадавшийся, но довольный. Дохромал до кемпинга Масуди, мы поужинали вместе. Он предложил мне переночевать в домике, а не в палатке, и я был рад этому предложению. Сразу после ужина отправился спать.

День шестой

Душ, кровать, матрас, крыша над головой — что еще нужно для счастья? Я обошел уже больше половины острова и был доволен собой. Впереди еще около трети побережья острова, но сначала надо постирать и высушить вещи, немного залечить мозоли и прийти в себя. Я рассчитывал отдохнуть два-три дня. Но в этих моих хождениях я совсем не подумал о том, что нужно предупредить хозяйку отеля и спросить ее разрешения переночевать.

Она была не слишком рада моему прибытию и попросила съехать. Я извинился, что не согласовал свой визит, собрал свои еще не стиранные вещи и вновь отправился в путь. Благо, все это время я поддерживал связь с Суди и Талалом, и они были рады вновь принять меня у себя. Талал, к слову, решил все свои проблемы с визой, так что поездка в Уганду отменялась. За два часа я добрался до моих друзей и почувствовал себя дома.

Мы поужинали, и я подвел промежуточные итоги. За неделю, что я шел вокруг острова, натер кровавые мозоли на ногах со всех сторон, стер бока и утомил спину, а вся моя одежда пропиталась потом и кровью. Зачем мне все это? Я думаю, что без страданий нельзя оценить и счастье. Не преодолев трудности, не получить удовлетворения от достижения цели. Впереди меня ждут новые цели, новое счастье, а значит, и новые страдания и трудности. До встречи через неделю.

Поддержать Константина Колотова в его путешествии можно по ссылке.