Новая, персональная
Попробовать
Новости партнеров

Из Витуса в Ивана

Как великий путешественник пожертвовал жизнью ради открытия Русской Америки

Фрагмент картины Игоря Пшеничного «Витус Беринг и Алексей Чириков в Петропавловске»
Фрагмент картины Игоря Пшеничного «Витус Беринг и Алексей Чириков в Петропавловске»

«Лента.ру» продолжает цикл статей, посвященных знаменитым путешественникам, землепроходцам и первооткрывателям. В предыдущем материале речь шла об испанце Эрнандо де Сото. Новый герой — российский капитан-командор датского происхождения Витус Беринг. Родившись на берегу фьорда, он с детства мечтал о мореходстве и спустя годы возглавил в России экспедиции такого масштаба, каких не было ни до, ни еще полвека после него.

На пути в империю

Долгие годы никто не знал, как в действительности выглядел Витус Ионассен Беринг. Мальчику, родившемуся третьим в семье церковного старосты Йонаса Свендсена и его жены Анны Педерсдаттер Беринг из древнего датского рода, дали имя умершего дальнего родственника. Путать мореплавателя с его тезкой, придворным летописцем, перестали лишь спустя десятки лет исследований, когда по черепу из захоронения реконструировали его реальный портрет.

Перемудрили историки и с днем рождения Беринга. Считалось, что он родился 12 августа 1681 года, но в церковных книгах при этом было указано, что 5 августа ребенка крестили в лютеранской церкви. Есть версия, что на самом деле датчанин появился на свет 2 августа, а 10 дней исследователи прибавили, думая, что речь идет о дате по старому стилю, хотя Дания на тот момент уже перешла на григорианский календарь.

Водная стихия завораживала будущего первооткрывателя с детства. И, видимо, неслучайно он появился на свет в портовом городе Хорсенс, раскинувшемся на берегу фьорда. Мальчик убегал в порт со школьных уроков ради того, чтобы пообщаться с моряками и услышать их рассказы о дальних морских странствиях. Окончив школу, 14-летний Беринг подался юнгой на голландский корабль и несколько лет провел в дальних плаваниях по Ост-Индии и Карибским островам. Юношей он окончательно решил связать свою судьбу с морем и, высадившись в Амстердаме, поступил в морской кадетский корпус.

В это время там по поручению императора Петра I находился русский адмирал норвежского происхождения Корнелиус Крюйс — он искал опытных моряков, чтобы пригласить их на службу. В 1704 году получивший офицерское звание Беринг поступил в чине подпоручика в российский военно-морской флот, переехал в Петербург и взял себе имя Иван. На родине он побывает еще однажды, спустя 10 лет, и больше никогда туда не вернется.

Лошадьми, лодками, собаками

Двадцать лет Беринг жил в бесконечных трудах и ожидании. На долю моряка выпало немало ответственных дел: под его руководством по воде доставлялся лес с берегов Невы к острову Котлин для возведения крепости Кронштадт, он командовал шнявами «Мункер» и «Таймалар», участвовал в войне с Турцией в составе Азовской флотилии, служил на Балтийском флоте во время Северной войны, перегнал в российскую столицу судно «Перл» из немецкого Гамбурга, а из Белого моря в Ревель вокруг Скандинавского полуострова — корабль «Селафаил», и, наконец, командовал крупнейшим на тот момент в стране трехпалубным 90-пушечным кораблем «Лесное».

Внезапно Беринг подал в отставку — несмотря на чин капитана 2-го ранга, награды и многочисленные заслуги. Есть мнение, что причиной тому была гордость — моряк все эти годы мечтал о звании капитана 1-го ранга, но назначения не дождался. Спустя пять месяцев мореход получил повеление Петра I вернуться на службу, а также — желанное повышение. За месяц до своей смерти император издал указ отправить экспедицию на Дальний Восток и собственноручно составил секретную инструкцию к путешествию.

Морякам предстояло добраться до Камчатского полуострова, а затем отправиться вдоль берегов «земли, которая идет на норд», и отыскать пролив или перешеек между Азией и Северной Америкой. Первая Камчатская экспедиция под руководством Беринга с помощниками — морскими офицерами Алексеем Чириковым и Мартыном Шпанбергом, — а также геодезистами, штурманами и корабельных дел мастерами стартовала из Петербурга 24 января 1725 года и длилась пять лет.

Два года 34 исследователя шли через Сибирь до Охотска, сменяя лошадей лодками, и в конце концов добрались на собачьих упряжках до построенного для них бота «Святой Гавриил». На нем они за несколько месяцев обогнули берега Камчатки и Чукотки, зашли в пролив и убедились, что «нельзя Азии соединяться с Америкою». Плывя сквозь туман, экипаж подгоняемого северным ветром и окруженного китами бота открыл новые бухты и заливы. Миссию экспедиции сочли выполненной: другого материка на расстоянии двух сотен верст от камчатских земель обнаружено не было. Заручившись поддержкой остальных участников, боявшихся попасть во льды, Беринг развернул судно в столицу.

Мореплаватель представил дворцу внушительные материалы по итогам путешествия, в том числе журнал и карты инструментальной съемки западного побережья моря на протяжении более 3,5 тысячи километров. Адмиралтейская коллегия, хоть и упрекнула Беринга в некоторой нерешительности, пожаловала ему чин капитана-командора и денежную награду в размере тысячи рублей. Сам же он в то время уже задумывался о новой экспедиции к дальним берегам.

В Сибирь с клавикордами

Слабостью мягкого и кроткого по натуре Беринга называли его жену. Дочку состоятельного коммерсанта Анну Кристину Пюльзе он повстречал в отвоеванном у шведов Выборге и меньше чем через год, в октябре 1713-го, на ней женился. Сразу после свадьбы мореплаватель надолго оставил дом, попав в плен к шведам в ходе войны. Оставшись в одиночестве практически с самого начала замужества, Анна, по всей видимости, решила сопровождать мужа в дальнейших плаваниях и навсегда избавиться от титула «соломенной вдовы».

Когда Беринг получил добро на очередной поход к американскому континенту, жена моряка отчаянно последовала за ним. Двое их старших сыновей Йонас и Томас остались на попечении в пансионе ревельской гимназии. А вот младших, Антона и Анну, пришлось взять с собой — во Вторую Камчатскую экспедицию. Чтобы не ударить в грязь лицом, Берингша, как любовно ее звали члены экипажа, захватила на борт и столовое белье, и изящную фарфоровую и серебряную посуду, и даже клавикорды. Есть мнение, что супруга моряка стала первой, от кого сибирские народы услышали звуки европейской музыки.

Путешествия, равного этому, мир еще не знал. Из Петербурга в Сибирь в начале 1733 года направились по меньшей мере полтысячи морских офицеров, ученых и матросов, среди которых были Степан Малыгин, Дмитрий и Харитон Лаптевы, Семен Челюскин. Им было поручено детально изучить все тысячекилометровое северное побережье Азии, описать местную природу и историю сибиряков, найти морские пути в Японию и Северную Америку для торговли, а в случае обнаружения новых земель — привести их жителей в подданство России.

Два пакетбота — «Святой Петр» под руководством Беринга и возглавляемый Чириковым «Святой Павел» — вышли в море из Охотска только через семь лет — из-за задержки в строительстве. Семейство капитана долгое время жило в Якутске: оттуда контролировалось передвижение отрядов и работа железоделательного завода, туда доставлялись корабельные снасти, строительные материалы и письма из Петербурга. К слову, поведение начальства в лице Беринга некоторых не устраивало — на него доносили.

В письмах, адресованных Тайной канцелярии, например, говорилось, что он вместо того, чтобы заниматься экспедицией, катал свою Берингшу по городу на саночках, а еще якобы гнал вино и выменивал его на пушнину. Самой Анне приписывали кражу двух якуток, из-за чего позднее, по возвращении домой, ее ждал тщательный досмотр на Сибирской таможне. Тогда же ходили слухи, что «капитан-командорша» вывозила нажитое за годы экспедиции в более чем 10 сундуках — среди сибирских диковинок были ткани, китайский фарфор, серебряные предметы и пушнина.

Судна Беринга и Чирикова выдвинулись к берегам Америки осенью 1740 года. Чтобы не потерять друг друга из виду в густом тумане, корабли били в колокола и стреляли из пушек. Из-за сильной бури они все же разошлись и больше не встретились, продолжив путь поодиночке. 16 июля 1741 года, на день позже «Святого Павла», потрепанный штормами «Святой Петр» достиг поставленной 10 лет назад цели и доплыл до американского побережья. Эти земли чуть позже назвали Русской Америкой.

Между землей и океаном

В родной порт вернулись далеко не все участники Великой Северной экспедиции. Подойдя к суше, Чириков высадил на шлюпках 15 человек — их судьба неизвестна до сих пор и остается одной из неразрешимых загадок Севера. Беринг членов команды к берегу не отправлял — пополнив запасы воды и бегло изучив местный быт, корабль взял обратный курс. Там его ждала полоса свирепствующих штормов — один из них был помечен в вахтенном журнале как «великое волнение» — моряки двигались, не видя земли, солнца и звезд из-за плотной завесы туч: «корабль плыл, как кусок мертвого дерева, почти без всякого управления и шел по воле волн и ветра, куда им только вздумалось его погнать».

Среди членов экспедиции в условиях сырости и жуткого холода разыгралась цинга. К осени от острого недостатка витамина С погибла треть экипажа. Беринг, также обессиленный болезнью, продолжал выходить на палубу и пытался подбодрить остальных. Поздней осенью судно выбросило на берег. Поднявшись на вершину горы на разведку, моряки осознали, что высадились не на Камчатке, как предполагали, а на необитаемом острове (позже ему дадут имя капитана-командора) и вокруг них — только безбрежный океан. 8 декабря 1741 года Беринг умер, лежа в вырытой для него землянке, прикрытой брезентом. Со стен на первооткрывателя постоянно сыпался песок, но он запрещал себя откапывать — говорил, что так ему теплее.

Оставшиеся в живых моряки под командованием штурмана Свена Вакселя выстроили из обломков пакетбота гукор и сумели вернуться на нем на Камчатку. В Петропавловске они узнали, что «Святой Павел» возвратился еще год назад, точно так же открыв американские земли. Столь масштабных географических экспедиций не было никогда ранее, ни полвека позднее. К слову, спустя годы на останках капитан-командора не нашли следов цинги, и есть мнение, что умер мореплаватель от какой-то другой болезни.

Заслуги Беринга признали не сразу. Считалось, например, что Первая Камчатская экспедиция серьезными географическими открытиями не обозначилась. Моряки лишь подтвердили то, что и раньше уже было известно. С другой стороны, плавание позволило открыть Карагинский залив с островом, залив Креста, бухту Провидения, Анадырский залив и остров Святого Лаврентия. А составленной Берингом и его помощниками картой впоследствии активно пользовались западноевропейские картографы. Вторая же экспедиция Беринга на Камчатку оставила после себя еще более богатое картографическое наследство, уникальные метеорологические данные и записи о Сибири и ее обитателях, а также завершилась открытиями нескольких островов Алеутской гряды — Шумагина, Атка, Кыска и Булдырь. Объем собранных сведений настолько велик, что полностью они не освоены до сих пор.

Памятью о капитане-командоре служат Берингово море, Берингов пролив, ледник на Аляске, поселок в Чукотском автономном округе и Командорские острова. На возвышении одного из них, острова Беринга, лежат друг на друге два каменных блока с чугунной плитой. Так обозначено предполагаемое место смерти первооткрывателя. Сверху — трехметровый железный крест, навечно развернутый как, вероятно, и вся жизнь мореплавателя, в сторону бушующего океана.

Путешествия 00:0213 сентября
Татьяна Устинова

«Помню, как бежала, переступая через тела»

Струи пара, клубы дыма и подземный грохот. Что советская ученая отыскала на самом краю России