Главное о коронавирусе в России
Новости партнеров

Цена безволия

Шесть лет назад Янукович бежал в Россию. Почему он потерял власть и обрек Украину на кровопролитие?

Фото: Yannis Behrakis / Reuters

Шесть лет назад, в ночь на 25 февраля 2014 года, скрываясь от переворота и расправы, Виктор Янукович прибыл в Москву. Его бегство обрекло страну на шестилетнюю мясорубку гражданской войны и один из тяжелейших политических кризисов нового времени. Янукович имел абсолютную власть и мог предотвратить Майдан задолго до того, как в Киеве пролилась кровь. Но политик только усугублял ситуацию, а в решающий момент струсил. Как Янукович потерял страну и как сложилась судьба беглого президента и его окружения — в материале «Ленты.ру».

К успеху шел

«Меня кинули как лоха», — на пресс-конференции в Москве, посвященной пятой годовщине переворота, уже бывший президент Украины Виктор Янукович был предельно точен в оценке произошедших 21 февраля 2014 года в Киеве событий. В тот день он, едва подписав соглашение с лидерами оппозиции, сбежал из столицы под давлением разъяренного Евромайдана, а затем и вовсе покинул страну. Бесславный конец политика, чья карьера напоминает историю Золушки.

Виктор Янукович родился в 1950 году в небольшом городе Енакиево Донецкой области. Чуть больше ста тысяч жителей, десяток шахт, металлургический и коксохимический заводы — в окружении индустриальной романтики прошло детство будущего главы государства. За этим последовала тюрьма за грабеж и привлечение к уголовной ответственности за нанесение телесных повреждений. Правда, суд не нашел тогда в действиях Януковича состава преступления.

Словом, вряд ли он изначально рассчитывал на нечто большее, чем жизнь работяги-шахтера. Но, выйдя из тюрьмы, в 30 лет Янукович все же окончил Донецкий политех, устроился работать на завод и постепенно двигался по номенклатурной линии. Чем занимался и промышлял будущий глава государства в поворотных 1990-х годах, доподлинно неизвестно, но когда улеглась пыль после развала Союза, в 1996 году Янукович внезапно становится губернатором Донецкой области. Примерно в то время будущий президент и сблизился с олигархом Ринатом Ахметовым, который был полноценным хозяином Донбасса до событий 2014 года.

После этого политическая карьера Януковича забурлила: первое премьерство, победное участие в президентских выборах 2004 года, сорванное Майданом, уход в оппозицию, после краткого перерыва — второе премьерство, снова уход в оппозицию. И наконец, в 2010 году, пусть и со второй попытки, Янукович все же становится президентом Украины. На этой триумфальной ноте его политическая биография, в целом, могла бы и заканчиваться, ведь он уже достиг всего, о чем только можно было мечтать. Однако время шло, и ситуация в стране требовала все более решительных действий.

Буриданов осел

Имея огромный промышленный, интеллектуальный и инфраструктурный потенциал, Украина все годы независимости преодолевала старые проблемы лишь для того, чтобы с головой окунуться в очередной политический или экономический кризис. Безработица, коррупция, отсутствие экономического роста, массовая эмиграция молодого трудоспособного населения в Россию и Европу — примерно такое положение дел сложилось на Украине к осени 2013 года. Страна нуждалась в прорыве, причем срочно.

Придя к власти на открыто пророссийской повестке, Виктор Янукович и Партия регионов при этом опасались чрезмерного сближения с Россией, видя в ней бывшую метрополию, способную попросту поглотить Украину и ее слабую промышленность — основу благополучия украинских олигархов, фактически хозяев страны. Поэтому любые предложения Москвы по углублению интеграции в рамках Таможенного союза как основы будущего Евразийского союза либо ОДКБ Киев последовательно игнорировал.

Но и Европа казалась Януковичу опасным игроком, стремящимся получить доступ к украинскому рынку и опять же — подчинить себе промышленность страны. Находясь на развилке между интеграцией или с Россией, или с ЕС, тогдашняя киевская власть пыталась получить деньги от всех сразу. Но вот ни Москву, ни Брюссель такая политика не устраивала, и с двух сторон на Януковича давили, требуя окончательно определиться. И в этой ситуации, как ни парадоксально это было для украинской элиты, она попыталась опереться на ценности.

Россия виделась украинцам тогда и видится до сих пор отсталой страной с неразвитой экономикой и деградирующим населением, по сути — какой-то африканской монархией, только с ракетами и дешевым газом

Европа же представлялась очагом благополучия, носительницей высоких ценностей и поборницей прав человека. К тому же украинским политикам было важно, по заветам второго президента страны Леонида Кучмы, утвердить свое государство как не-Россию, дабы наконец обрести независимость ментально, а не только де-юре.

Интересно, что ряд украинских политиков, в настоящее время занимающих пророссийскую позицию и критикующих Евромайдан, придерживались противоположных взглядов во времена Януковича. Например, тогдашний депутат от Партии регионов Елена Бондаренко называла евроинтеграцию безальтернативной, а губернатор Харьковской области Михаил Добкин говорил, что Украина обречена стать частью единого европейского сообщества.

Однако Янукович в равной мере опасался потерять симпатии как Евросоюза, так и России, поэтому он до последнего тянул с принятием окончательного геополитического решения. И когда в ноябре 2013 года президент отложил подписание договора об ассоциации с ЕС, оппозиция вывела людей на улицы.

Цена безволия

Первыми с транспарантами вышли журналисты «Украинской правды» — издания, активно спонсируемого посольством США и фондом «Возрождение» Джорджа Сороса, а также их друзья. Возглавили эту толпу лидеры оппозиции, такие как Арсений Яценюк или Виталий Кличко. Но никто сперва не воспринял их всерьез.

Дело в том, что новые лидеры протеста хоть и имели определенный уровень поддержки, но никогда на роль общенациональных лидеров не претендовали и не имели привлекательного имиджа «новых лиц». Что касается примкнувших и стремительно радикализировавших протест националистов из числа запрещенного в России «Правого сектора» и более мелких группировок, то их неонацистская идеология и склонность к насилию также находила относительно мало симпатии в обществе.

С другой стороны, и власть очень быстро утратила поддержку своих сторонников. Янукович и его окружение, выбрав путь евроинтеграции, фактически предали своих пророссийских избирателей, а непоследовательность власти оттолкнула многих ее соратников. К тому же окружение Януковича очень быстро перестало действовать как законная власть и прибегло к открытому уличному насилию.

Например, 21 января заместитель коменданта палаточного лагеря на Майдане Игорь Луценко вместе со своим соратником Юрием Вербицким были похищены неизвестными из больницы в центре Киева. Они подверглись пыткам и избиениям, после чего с перебитыми ногами были брошены умирать в зимнем лесу под Киевом. Луценко повезло — его нашли, а Вербицкий скончался. Считается, что за нападением стоял криминальный авторитет Алексей Чеба Чеботарев , близкий к министру внутренних дел Виталию Захарченко и якобы получавший от него информацию о передвижениях Луценко и Вербицкого. Мог ли министр действовать без санкции или хотя бы ведома президента Януковича — вопрос открытый.

Оппозиция также не гнушалась криминала. Так, в январе-феврале 2014 года на Западной Украине и в центре страны активисты начали захватывать органы власти, мэрии, областные государственные администрации, совершали нападения на полицейские и воинские части, вскрывались оружейки Службы безопасности Украины.

Чиновники и силовики или не оказывали организованного сопротивления, или прямо поддерживали протестующих

Довольно характерны слова Юрия Луценко, одного из лидеров Евромайдана, впоследствии возглавлявшего «Блок Петра Порошенко» в Верховной Раде, а затем Генпрокуратуру Украины. Выступая на Майдане 19 февраля, то есть еще до массовых расстрелов, Луценко заявил: «Если на нас будут нападать, мы будем защищаться, и получать эту защиту мы будем в казармах внутренних войск. […] Мы будем защищаться, и уже этой ночью нам будет чем защищаться».

По контексту очевидно, что речь шла именно о боевом оружии, захваченном оппозиционерами в одной из воинских частей. Нарастающий градус насилия и полная неспособность власти навести в стране порядок привели к закономерному результату — массовому расстрелу протестующих и силовиков 19-21 февраля на Майдане, бегству Януковича и приходу к власти Александра Турчинова, Арсения Яценюка и Сергея Пашинского. Они, в свою очередь, привели к власти националистов, что категорически не устраивало юго-восток Украины. Последовала гражданская война, и, судя по последним заявлениям киевских властей, у них все еще нет решения, как ее остановить.

Нет истины в отечестве

По поводу того, кто же именно стрелял в людей на Майдане, до сих пор нет ответа. Официальной версией украинских властей стала безусловная вина Януковича и его снайперов. У этой версии есть различные вариации — то ли убийствами занималась карательная рота милицейского спецназа «Беркут», то ли, по мнению совсем маргинальных источников, снайперы ФСБ.

За прошедшие шесть лет с момента массового убийства и при наличии всей полноты власти у команды победителей никто так и не смог доказать, что именно Янукович отдавал приказ на убийства оппозиционеров. Мало того, расследовавшего пять лет «дела Майдана» прокурора Сергея Горбатюка в настоящее время подозревают в краже материалов уголовного дела, что дает повод досужим умам подозревать бывшие власти Украины в сокрытии правды.

Куда вероятнее, чем официальная версия, выглядит предположение о наличии на Майдане нескольких вооруженных групп оппозиции, действовавших автономно, — что и привело к многочисленным жертвам

Помимо националистов, ставших основной ударной силой в уличных схватках с полицией, украинские следователи установили роль группы из 34 человек, возглавляемой будущим народным депутатом Владимиром Парасюком. Бойцы отряда были вооружены охотничьим и боевым оружием и, заняв 20 февраля здание консерватории на Майдане, вели огонь по милиции. Наиболее известным членом этой группы, помимо самого лидера, является Иван Бубенчик, в 2016 году признавшийся в убийствах правоохранителей и в 2017 году подтвердивший это в суде под присягой.

Еще одной группой, действовавшей сообща с боевиками Парасюка, были снайперы из Грузии, ветераны службы безопасности и министерства обороны республики. Бывший военнослужащий грузинской армии Коба Нергадзе признался, что группа, собранная экс-советником бывшего президента Грузии Михаила Саакашвили Мамукой Мамулашвили, прибыла в декабре 2013 года в Киев и в феврале 2014 участвовала в убийствах правоохранителей на Майдане.

Оружие, карабины и автоматы, они, как утверждается, получили от будущего спикера Верховной Рады Андрея Парубия и будущего исполняющего обязанности главы АП Сергея Пашинского. К слову, наличие у Пашинского в феврале 2014 года в центре Киева снайперской винтовки было зафиксировано на видео.

В пропасть и обратно

Последовавшие за расстрелом людей и бегством Януковича события, в том числе гражданская война и тысячи погибших в Донбассе, стали прямым следствием принятых и не принятых экс-президентом зимой 2013-2014 года решений. Весной 2014-го казалось, что политического будущего у Януковича и его команды нет. Однако спустя шесть лет ситуация изменилась.

Так, компания «Внешторгсервис» Сергея Курченко, которого называют кошельком семьи Януковича, наращивает свое влияние в ДНР. В 2017 году она получила контроль над национализированными заводами на территории народных республик Донбасса, а в 2019 году глава фирмы Владимир Пашков стал премьер-министром ДНР.

Вернуться в украинскую политику, по мнению ряда экспертов, стремится и бывший глава МВД Украины Захарченко. В феврале этого года ряд Telegram-каналов сообщил, что он рассматривается в качестве претендента на пост главы ДНР, после чего сам Захарченко у себя в Facebook написал, что «будет рад отдать все силы и знания на благо своей родины».

О стремлении бывших функционеров из окружения Януковича вернуться на Украину также сообщают и источники «Ленты.ру» в Киеве. Речь идет о попытках договориться о закрытии уголовных дел, вернуть утраченные в 2014 году бизнес-активы и так или иначе получить доступ к управлению государством. На фоне общей политической нестабильности и разочарования в новых лицах, умеющих делать красивые презентации, но неспособных вывести страну из кризиса, запрос на твердую руку и эффективных менеджеров растет.

И хотя возвращение Януковича как такового на Украину в ближайшие годы кажется невероятным, однако, например, его 46-летний сын Александр, в 2013 году занимавший третье место в списке наиболее влиятельных украинцев, наверняка стремится восстановить утраченное влияние. Тем более что он, равно как и другие члены команды Януковича, в настоящее время занимает не самое блестящее положение проигравших эмигрантов. И кто знает, быть может вскоре украинский народ разочаруется в новых бесполезных политиках и призовет старые проверенные кадры обратно.

Бывший СССР 00:01 1 апреля

Узники карантина

Мигранты из Средней Азии застряли в московских аэропортах из-за коронавируса. Но им помогли выжить
Бывший СССР 00:0130 марта
Medical employees wear protective suits as they leave a dormitory as a measure to fight against the coronavirus disease contagion (COVID-19) in Minsk, Belarus March 12

«Плохая вакцина хуже вируса»

Кто виноват в пандемии коронавируса и зачем закрывать границы? Рассказывает представитель ВОЗ