Главное о коронавирусе в России
Новости партнеров

«Мечта великая и почти нереальная»

Каково это — отправиться на другой конец света ради приключения на российском паруснике

Редчайшее зрелище: «Паллада», «Крузенштерн» и «Седов» под всеми парусами в Южной Атлантике
Редчайшее зрелище: «Паллада», «Крузенштерн» и «Седов» под всеми парусами в Южной Атлантике
Фото: Валерий Притченко

200 лет назад русская экспедиция под командованием Фаддея Беллинсгаузена и Михаила Лазарева открыла Антарктиду. Шлюпы «Восток» и «Мирный» обошли вокруг неизвестного ранее континента, завершив тем самым эпоху великих географических открытий. В честь этого события 2020 год был назван в России Годом Антарктиды, а три наших крупнейших парусника ушли в экспедицию к берегам белого континента. Для «Седова» и «Паллады» поход станет полной кругосветкой, в то время как «Крузенштерн», пройдя Северную и Южную Атлантику и приняв участие в парусной гонке в районе Фолклендских (Мальвинских) островов, вернется в Россию к празднованию 75-летия Победы. Вместе с экипажем фрегата «Паллада» один из этапов кругосветки (Вальпараисо, Чили — пролив Дрейка — мыс Горн — пролив Бигль — Огненная земля — Ушуайя, Аргентина) прошел корреспондент «Ленты.ру» Петр Каменченко.

Пройти вокруг света на паруснике — мечта великая и почти нереальная. В современном мире считанное число людей, которым это удалось. А если ты к тому же не моряк и не член экипажа, то это и вовсе сказка. В данном случае даже и пытаться не стоило — кто же отпустит на восемь месяцев с работы и из семьи. Поэтому пришлось выбирать этап. Желательно не особенно продолжительный по времени, но максимально геройский. Из трех парусников пройти через мыс Горн должна была только «Паллада». К тому же фрегаты я люблю больше барков — так уж вышло.

Видео: RUSSIAN SAILS 2020 / YouTube

29 января я вылетел в Вальпараисо (Чили), чтобы присоединиться к команде учебного парусного судна (УПС) «Паллада». 23 часа в воздухе, плюс ожидание в аэропортах на пересадках, в результате получилось больше полутора суток, 16 тысяч километров по прямой и шесть часовых поясов в минус.

Лайфхак

Чили и Аргентина для нас безвизовые страны. Но летел я через Мадрид, где должен был сделать пересадку до Сантьяго (Чили). Неприятность состояла в том, что шенгенская виза у меня закончилась за несколько дней до вылета. В Шереметьево мне заранее объяснили, что даже при наличии двух раздельных билетов, проблем с вылетом быть не должно. Тем не менее, на регистрации в день вылета выпускать за рубеж меня долго не хотели.

Понадобился почти час и немало нервов, пока девочка-практикантка не объяснила недотепам на регистрации, что никаких нарушений здесь нет. В качестве моральной компенсации за неудачную попытку «не пущать!» меня заставили за дополнительные деньги оформить багаж на товарища, вместе с которым мы летели.

В Мадриде же все было на удивление просто. Я показал билет до Сантьяго, для меня тут же вызвали микроавтобус и отвезли в нужный мне терминал. Как оказалось, багаж я мог получить, а затем оформить его на другой рейс так же в сопровождении работника аэропорта. Вполне нормальная для цивилизованных стран практика, которую стоит иметь в виду.

Вальпараисо

От Сантьяго до Вальпараисо немногим более ста километров. Автобусы вполне современные, время в пути меньше двух часов. Билет стоит 4500 песо (примерно 6,5 доллара). Отдельно оплачивать багаж не нужно, но следует быть внимательным и не потерять крохотную квитанцию на чемодан, которую у вас обязательно попросят при его обратном извлечении из багажных недр.

Февраль в Южной Америке — летний месяц. Вдоль дороги мелькали вялые полузасохшие кусты, пожухшая, выжженная солнцем трава, мусор на обочинах. Ближе к океану на склонах гор появились кедровые рощи с большими старыми деревьями и виноградники.

Вальпараисо — основной порт и второй по величине и значению город Чили. Несколько веков Вальпараисо был главным портом тихоокеанской части Южной Америки и задними воротами на континент. Ни одно судно, следовавшее из Тихого океана в Атлантику и в обратном направлении, его не миновало. Испанцы вывозили через Вальпараисо золото Перу, затем настала эпоха «чилийской селитры», которая шла на изготовление черного пороха. Для перевозки в Европу селитры, гуано и медной руды был разработан особый класс парусных судов — винджаммеров. Большие барки «Седов» и «Крузенштерн» — наследники именно этого класса.

Золотой век Вальпараисо закончился ровно сто лет назад с открытием Панамского канала. С тех пор исторический центр города постепенно хирел, беднел и разрушался. Одновременно с этим вдоль северной части залива росли пригороды из блочных высоток. Сегодня эта часть города напоминает спальные районы Москвы, разве что дома расположены не на ровной поверхности, а поднимаются ярусами от океана в гору.

Между морем и домами — неширокий песчаный пляж. В конце января (середина местного лета) вода прогрелась до 17-18 градусов. На мелководье брызгались ребятишки, которым все в радость и все нипочем.

Город растянут вдоль одноименного залива на неширокой, около километра, прибрежной полосе земли и выше нее на окружающих горах. Тротуары состоят из череды лестниц, а дороги настолько круты, что даже страшно представить, что будет, если кто-то поскользнется или у автомобиля откажут тормоза. Подняться наверх можно на шестнадцати ветхого вида фуникулерах, являющихся местной исторической достопримечательностью.

В старом городе встречаются вполне приличные и богато украшенные здания, которые без очевидного принципа соседствуют с развалинами и бедными лачугами, собранными из «чего под руку попало». По улицам ходит допотопнейший троллейбус, настолько древний, что уже сам стал достопримечательностью.

Между домами бродят, лежат на тротуарах, копаются в мусоре большие, лохматые, доброго вида собаки, и нужно постоянно смотреть под ноги, иначе того и гляди вступишь в дерьмо.

Есть несколько симпатичных церквей, резиденция губернатора в старой крепости с изъеденными временем пушками и уютным внутренним двориком со старинными скамейками и фонтаном. Легко представить, как губернатор принимал здесь пиратских капитанов, скупая у них награбленное добро за пиастры вполцены. В нижней части города хороший морской музей с разделом, который посвящен Антарктиде. Однако о русской экспедиции 1820 года нет ни слова.

На площади у порта — блошиный рынок. Не особенно затейливый. Продают старый железный хлам: замки, ключи, кованные гвозди, помятые кастрюли, чайники, фонари... А также старые книги и журналы, разрозненную посуду, монеты, какие-то тряпки и сувениры.

Беспорядки и следы погромов

«Палладу» я едва разглядел на внешнем рейде залива. В порт российский фрегат было решено не заводить, так как в Чили и в Вальпараисо, в частности, происходили волнения, переходящие в погромы. Формальным поводом для недовольства стало незначительное повышение стоимости проезда на общественном транспорте (на три рубля).

Массовые выступления привели к столкновениям с полицией. Митингующие протестовали против политики правительства, но в большинстве своем просто воспользовались случаем побузить. Безработные, эмигранты, сексуальные меньшинства — все были чем-то недовольны и требовали чего-то своего. В окрестностях Вальпараисо они атаковали военную базу. В дело вмешалась армия, пролилась кровь.

К приходу нашего парусника ситуация стабилизировалась, но беспорядки оставили на улицах города заметные следы: выбитые окна, сожженные дома, уродливые металлические ставни на витринах магазинов. Стены и заборы были покрыты несколькими слоями граффити и оклеены листовками революционного содержания: призывами к свержению правительства, изображениями звезд, серпа и молота.

Обманут и сдачу не вернут

Еще немного о Вальпараисо и его обитателях. Первое впечатление о местных жителях сложилось весьма неблагоприятное — ленивые и нечистые на руку. Второго, увы, не случилось, так как время знакомства оказалось ограниченным. Вот несколько примеров.

В автобусной кассе зажали тысячу песо сдачи, сославшись на то, что автобус уходит, а сдачу нужно где-то искать. За «пользование терминалом» морского порта со всех выходящих в город моряков и курсантов брали сбор около 24 долларов. При этом все «пользование» свелось к повороту вертушки на вахте. Отвезти от причала порта к стоявшему на внешнем рейде кораблю стоило 120 долларов с человека.

Или вот. На улице продается вода. На ценнике накарябано — «500 песо». Спрашиваю. Отвечают — 700. Лезу за деньгами — 900! Ухожу. Полное безразличие от продавца

В кафе половину заказа забудут, а вместо второй половины — принесут совсем не то, что просили. На возмущение реагируют безразлично, тащат все заново, но опять не то, что заказывали. В довершение ко всему еще и обокрали. Во время расчета по карте за небольшой заказ официант заявил, что оплата не проходит и потребовал наличные. Уже в Москве выяснилось, со счета сняли 300 долларов. Посреди дня сиеста — рестораны и кафе закрываются. Что же касается еды, то она недорогая, вполне съедобная и в меру экзотическая. Местное пиво — приятное на вкус. Цены указаны в песо, но везде стоит значок доллара «$».

Чилийские мужчины — невысокие, коренастые, смуглые, похожи на футболиста Алексиса Санчеса. Чилийки — коротконогие с широкими бедрами, крепкими задами, с темными прямыми волосами и широкими носами на смуглых индейских лицах. Одеваются неброско, без особой экзотики.

Вальпараисо — крупнейшая военно-морская база Чили. Военные корабли стоят в южной части порта. На бывалых моряков с «Паллады», многие из которых служили в российском военном флоте, чилийские корабли впечатления не произвели: «Тьфу, а не флот! Старье!» Военных моряков в городе я не заметил, зато наши моряки и курсанты с «Паллады» попадались повсеместно: переход был длинным, и по твердой земле все соскучились.

Остров Пасхи

От Сантьяго несложно добраться до острова Пасхи. Всего пять часов лета. Авиаперелеты осуществляет чилийская авиакомпания Latam. Два раза в день по маршруту Сантьяго — Самоа с посадкой на острове Пасхи летают комфортабельные боинги. Остров имеет треугольную форму, и по одной из его сторон расположена хорошая взлетная полоса. Самолет только разогнался, взлетел, а суша уже закончилась. Перелет от Сантьяго и обратно обойдется по минимуму в 700 долларов.

Перед вылетом необходимо заполнить специальную форму гостя, служащую разрешением на въезд. Сделать это можно в электронном виде заранее или непосредственно в аэропорту перед вылетом. Остров принадлежит Чили, относится к провинции Вальпараисо, и никаких других виз или разрешений на въезд получать не нужно. Аэропорт маленький, одноэтажный, «деревенский». Таким же тихим и провинциальным выглядит и поселок. В нем примерно пять тысяч жителей, несколько небольших гостиниц, магазинов, банк, жандармерия, аптека, бензоколонка.

Главная достопримечательность острова Пасхи — каменные истуканы, которых здесь более девятисот. Многие повалены и разбиты, некоторые так и не покинули каменоломню, где были высечены из мягкого местного камня. Истуканы встречаются по всему острову. Но чтобы на них посмотреть, нужно приобрести билет за 54 тысячи чилийских песо (примерно 80 долларов). Билет можно купить прямо в аэропорту или в поселке.

Чтобы осмотреть разные части острова, побывать на побережье, искупаться и подняться на вулкан, лучше всего взять напрокат машину. Арендовать ее можно тут же в гостинице. Дороги плохие, и вас попросят быть аккуратнее, так как машина не застрахована. Автомобиль на два дня обойдется в 45 тысяч песо (около 70 долларов), плюс бензин — 11 тысяч песо (примерно 15 долларов).

Трогать каменных идолов и забираться на них запрещено. За этим следят. Так, однажды группа соотечественников, путешествующая по миру в поисках мест силы, предприняла ночную попытку подобраться к истуканам. Попытка не удалась: вспыхнули прожектора, появилась охрана, примчались собаки.

Собаки крупные, кудлатые без определенных занятий бродят по острову в большом количестве. Еще больше на острове лошадей, которые носятся табунами без ограничения в передвижениях и вполне могут неожиданно выскочить на дорогу перед автомобилем.

Из интересного, кроме идолов, можно наблюдать вулканические скалы причудливого вида и вулкан, подняться на который не составит особого труда. В жерле вулкана весьма живописное болото. Обычно туристов на острове немного, но, когда приходит большой океанский лайнер, на берег прибывают и расползаются по острову около 1000 любознательных путешественников. Большие корабли останавливаются на внешнем рейде, и людей возят туда и обратно на пароме, что занимает немало времени.

Фрегат «Паллада»

За рассказом о Вальпараисо и острове Пасхи мы существенно отвлеклись от главной цели — фрегата «Паллада» и экспедиции к 200-летию открытия Антарктиды. Между тем, УПС «Паллада» — один из лучших и самый быстрый парусный корабль (трехмачтовое судно с прямым парусным вооружением) мира. Ему принадлежит рекорд скорости для судов этого класса — 18,8 узла. Разгонялся фрегат и до 19 узлов, но тогда рекорд не был официально зарегистрирован.

Построена «Паллада» была на знаменитой верфи имени В.И. Ленина в Гданьске (Польша) по заказу СССР как учебное парусное судно для подготовки курсантов мореходок. Прототипом серии из пяти однотипных кораблей («Дружба», «Мир», «Херсонес», «Паллада» и «Надежда») стал «Дар младежи», спущенный на воду в 1982 году. Любопытно, что лидер «Солидарности» Лех Валенса работал на верфи электриком и лично вкручивал на «Палладе» лампочки и ставил розетки. Как рассказывают принимавшие корабль очевидцы, будущий президент Польши «не особенно утруждал себя работой, зато языком молол без устали».

По длине (108,6 метра) фрегат совсем немного уступает «Седову» (117,5 метра), но вдвое легче него — 2987 тонн против 7320 тонн у барка и значительно маневреннее. Высота мачт 49,5 метра над уровнем моря — это как 16-этажный дом. Страшно даже представить, что испытывают люди, работая на реях, ночью под дождем, при ветре 20 метров в секунду, когда корабль ложится то на один, то на другой борт. Страшно, но и безумно красиво! По степени воздействия на воображение летящий по бурному морю на всех парусах (2771 квадратный метр) фрегат трудно с чем-то сравнить. Глаз не оторвать.

«Паллада» вступила в строй 30 июля 1989 года, а уже на следующий день она ушла в свое первое плавание. Названа она была в честь одноименного русского военного фрегата, который в 1852-1855 годах прошел Атлантический, Индийский и Тихий океаны из Кронштадта в Японию с дипломатической миссией. Именно об этом походе рассказал в романе «Фрегат “Паллада”» участник событий, русский писатель Иван Александрович Гончаров. И, конечно же, эту книгу я взял с собой.

Вся серия фрегатов оказалась исключительно удачной. Все, кроме закисшей на Украине «Дружбы», продолжают ходить по морям и океанам, регулярно участвуя в гонках больших парусных судов (Tall Ship’s Race) и других крупных парусных событиях по всему миру. За тридцать лет «Паллада» оставила за кормой более 900 000 морских миль, посетив 100 портов в 36 странах мира.

Курсанты

Возникает вопрос: зачем вообще в XXI веке высоких технологий нужны парусные суда, тем более, что их эксплуатация дело недешевое? Чтобы содержать корабль такого класса, требуется около двух миллионов долларов в год.

Ответ прост: все российские парусники — это плавучие учебные заведения, где готовятся кадры для гражданского флота. Так, «Паллада» принадлежит Дальневосточному государственному техническому рыбохозяйственному университету. Чтобы получить диплом, выпускник университета должен пройти обязательную 12-месячную плавательную практику. Именно такую практику и получают курсанты на учебных парусных судах.

В кругосветку на «Палладе» пошли 96 курсантов и четыре юнги (в Ушуайе юнги сменились). Помимо ежедневной практики в формате 24 на 7 (а куда они с корабля денутся!), курсанты во время похода продолжают учебу. Пока я находился на корабле, с ними проводили занятия по судовождению, навигации, международному морскому праву, иностранному языку и другим предметам. Особенно ценно то, что занятия вели опытнейшие моряки, включая капитана «Паллады» Николая Кузьмича Зорченко, для которого эта кругосветка уже пятая (!), а теория мгновенно проверялась и закреплялась на практике.

Работа в море — тяжелый и весьма специфический труд. Далеко не каждому он подойдет и придется по душе. Поход на паруснике — стопроцентная возможность понять, принимаешь ли ты море, и принимает ли оно тебя. И те, кто мечтал о море, и те, кто попал в учебное заведение случайно, сдав документы за компанию с товарищем, получают отличную возможность проверить себя и оценить выбранный путь

Не все адаптируются к морю, изоляции, тесноте кубрика, ночным авралам, тяжелой физической работе, ответственности, самостоятельности, резким переменам погоды и смене часовых поясов одинаково быстро и хорошо.

После выхода из порта на «Палладе» появилась «инвалидная команда» — группа курсантов, страдавших морской болезнью, боявшихся высоты, не способных приспособиться к жесткому морскому режиму и т.д. Им дали время. Альтернатива — списание на берег в ближайшем порту и возвращение домой. К чести курсантов и их наставников адаптироваться смогли, хоть и в разной степени, но все. Кто-то привык, кто-то переборол себя, преодолел страх высоты, лень, мамино воспитание, для других нашли на корабле более подходящее им занятие. Списывать на берег не пришлось никого. В ноябре 2019 года из Владивостока вышли в поход 96 мальчишек-курсантов. В июне домой вернутся уже мужчины.

На край земли — к мысу Горн!

31 января в 12 часов по судовому времени «Паллада» вышла из чилийского порта Вальпараисо, держа курс на юг. В ближайшие две недели фрегату предстояло пройти наиболее сложную часть кругосветки: ревущие сороковые и неистовые пятидесятые широты, обойти Южную Америку, пройти проливом Дрейка мимо знаменитого мыса Горн, максимально приблизившись к Антарктиде, затем через пролив Бигль в Ушуайю — самый южный город мира и официальный край света — Fin del Mundo.

Продолжение следует

Путешествия 00:01Сегодня

«Я заново учился дышать»

Два друга вернулись с круизного лайнера с симптомами коронавируса. Как их лечили в России и Испании