Новости партнеров

Натянули лямку

Для тучных бизнесменов и груди Мадонны: кто придумал подтяжки и почему показывать их было стыдно

Фото: Christopher Polk / Getty Images

«Лента.ру» продолжает серию публикаций об истории разных видов одежды и манере ее носить. В предыдущих материалах цикла речь шла о шпильках, мини-юбке, мужском платье, костюме, галстуке, колготках, пуховике и дубленке. Новая статья — о мужских и женских подтяжках, аксессуаре непубличном, но популярном.

Недолгая история, негромкая слава

В отличие от множества других предметов гардероба и аксессуаров, история подтяжек началась не в Древнем мире и не в Античности, и даже не в Средние века. Этому аксессуару, призванному всего лишь улучшить посадку мужских брюк и удерживать их на талии, от роду только два века. Тем не менее подтяжки прошли довольно длинный и яркий путь в моде: от практически интимного предмета одежды до броской детали неформального костюма.

Сейчас яркие подтяжки с принтом или из необычных материалов стали незаменимой приметой «функционального стиля», когда вещь вроде бы выполняет прагматическую задачу, но на самом деле служит просто необязательным, но оригинальным украшением, подчеркивающим индивидуальность владельца или владелицы. Раньше подтяжки носили только мужчины, а в наши дни их легко обнаружить и на девушках.

Опять же, в отличие от ремней, у подтяжек есть вполне определенный создатель. Его имя известно: это Альберт Торстон, представитель знаменитой когорты британских мужских галантерейщиков. Тех самых, которые, по меткому выражению Пушкина, придумывали, создавали и продавали «все, чем для прихоти обильной торгует Лондон щепетильный»

До Торстона, конечно, мужчины чем-то закрепляли свои брюки. Первый прототип подтяжек — бретели-помочи. Они знакомы всем, кто видел замшевые шорты Leberhosen, которые носят жители альпийских деревень в Австрии и Швейцарии. В городах такого не носили. Широкие, по моде XVIII столетия, панталоны аристократов удерживала на талии тесьма, продернутая в шлевки. Но в конце «галантного века» мода поменялась: брюки стали шить с прямым облегающим верхом. Это должно было подчеркивать узкую талию и бедра владельца.

Тут-то и начались проблемы: далеко не на всяких мужских фигурах такие брюки идеально сидели. Да что там: на единичных юношеских и атлетических телах. У остальных мужчин или бедра были недостаточно мощны для того, чтобы штаны не спадали, или круглый животик препятствовал идеальной посадке брюк. Вот тут и пригодилась галантерейная мысль предприимчивого лондонца. Он придумал практичную деталь одежды из полос ткани, которые кожаными петельками крепились на пуговицах на поясе брюк. Демонстрировать их в присутствии дам считалось дурным тоном, как, впрочем, и вообще снимать сюртук в присутствии женщин без особого разрешения.

Совершенных фигур мало, и подтяжки сразу пошли нарасхват. Возможно, именно поэтому марка Albert Thurston прекрасно себя чувствует и по сей день и производит, естественно, подтяжки: braces в британском английском, suspenders — в американском.

Идея в развитии

Именно в Америке подтяжки обрели отчасти «литературную» славу. Точнее, не классические подтяжки, а их производная — съемный регулирующийся ремешок, уменьшавший объем одежды в талии. Он мог использоваться в любых вещах: от брюк до дамского корсета. Создателем нововведения стал человек по имени Сэмюэл Клеменс. Известный на весь мир как автор книги «Приключения Тома Сойера» (и множества других рассказов и романов). Да, именно Марк Твен (псевдоним Клеменса) модифицировал подтяжки и получил на это в 1871 году патент за номером 121992. Также были запатентованы подтяжки для носков и круглые резинки-«подтяжки» для рукавов рубашки.

Но и классические подтяжки продолжали свое поступательное развитие. Появились эластичные каучуковые подтяжки, более удобные в носке. Менее чем через четверть века после Клеменса его соотечественник Дэвид Рот придумал «подтяжки для холостяков», с удобными клипсами-«крабиками». Теперь мужчины не нуждались в «женской руке» для пришивания пуговиц, к которым ранее крепились петельки подтяжек.

Однако и классические «британские» подтяжки шириной от полутора до трех сантиметров с пересечением бретелей на спине в форме консервативного X или более продвинутого Y и износостойкими кожаными петельками для пуговиц оставались в тренде. Более того, их по-прежнему предпочитали состоятельные лондонские джентльмены и «воротилы с Уолл-стрит». Это считалось old school, это было престижно.

Подтяжки с клипсами имели статус аксессуара невзыскательных и небогатых. Тот же, что и у другого патентованного нововведения примерно тех же лет — галстука на резинке в противовес респектабельному самовязу. Самовяз носили те, у кого было время завязывать его красивым узлом каждое утро, а небогатый офисный клерк быстро застегивал свой непритязательный галстук и бежал на службу. Клипсы подтяжек к тому же портили и растягивали ткань пояса брюк.

После Первой мировой, совершившей, как часто повторяют историки моды, настоящую fashion-революцию, брюки стали кроить на военный манер — с посадкой на бедрах и шлевками под широкий ремень. Очень тучные мужчины перетягивали свои телеса ремнями, чтобы не потерять штаны, и это в 1920-е годы вызывало искреннее беспокойство докторов-гигиенистов. Они грозили толстым пациентам проблемами с кровообращением и работой кишечника и рекомендовали вернуться к старым добрым подтяжкам. Также считалось, что подтяжки, особенно с перекрещением бретелей на спине в форме буквы Х, улучшают осанку.

Однако до середины XX века демонстрировать подтяжки на публике, как и во времена Альберта Торстона, считалось неприличным: они приравнивались к нижнему белью. Так, в истории американского судопроизводства осталась история о том, как полиция попыталась в 1938 году оштрафовать жителя Лонг-Айленда за непристойное поведение: он появился в общественном месте без пиджака, с подтяжками напоказ.

Масскультура на подтяжках

«Неприличные» подтяжки легализовали для демонстративного ношения представители асоциальных субкультур: как и следовало ожидать. Британские скинхеды, для которых определенные виды повседневной одежды стали униформой для опознавания своих, в конце 1960-х годов стали носить подтяжки на клипсах с джинсами. Подтяжки напоминали воинственным скинам армейскую портупею.

Утилитарной задачи подтяжки в этой ситуации, казалось бы, не решали: джинсам достаточно ремня. Однако не все так просто. Скины часто устраивали драки с враждебными группировками и полицией, и ремни с тяжелыми пряжками использовались как оружие. Потерять в серьезной драке джинсы не только смешно, но и опасно: это знает любой, кто в принципе терял штаны на бегу.

В 1971 году на экраны вышел культовый фильм Стэнли Кубрика об агрессивных субкультурах — «Заводной апельсин». Этот трагикомический фарс гротескно утрировал все детали образа британских уличных хулиганов. Не остались без внимания и подтяжки. В широченных, со слишком длинными кожаными петлями, как у джентльменов, а не с клипсами, как у скинов, подтяжках щеголяет главный герой фильма Алекс в исполнении Малкольма Макдауэлла. После выхода картины скины от подтяжек постепенно отказались: их стали носить богемные оригиналы. В трусах с подтяжками выступал фронтмен группы Queen Фредди Меркьюри, а Дэвид Боуи надевал их на сцене с конвенциональными брюками и рубашкой.

Двадцать лет спустя после скинхедов подтяжки стали символом не менее агрессивной, но неизмеримо более респектабельной субкультуры — воротил американского финансового рынка. В 1987 году на экраны вышел фильм «Уолл-стрит» с Майклом Дугласом в роли харизматичного биржевого махинатора Гордона Гекко.

После выхода картины подтяжками обзавелись и те, кто никогда их не носил. Вместе с широким галстуком и зажимом к нему подтяжки стали обязательной частью американского банковского дресс-кода и показателем статуса. Причем, разумеется, ремень и подтяжки не комбинировались: носить следовало или то, или другое. Портные стали шить брюки с закрытой застежкой на крючок вместо пуговицы над ширинкой: раньше пуговицу прикрывал ремень, а без ремня она выглядела неэстетично.

1980-е ознаменовались очередной волной феминизма: женщины все активнее отвоевывали себе место под солнцем в профессиональном мире, в том числе на той же Уолл-стрит. Мужские жакеты, часто в сочетании с брюками, стали униформой женщин-брокерш и банковских клерков. Однако в дамском офисном гардеробе подтяжки так и не появились: они считались уместными только в гардеробе женщин богемных профессий

Так, их носит фотохудожница, заглавная героиня фильма Вуди Аллена «Энни Холл» (1977), которую сыграла Дайан Китон, «интеллектуальный секс-символ» 1970-х. Она одевается в стиле бохо, в котором подтяжки в сочетании, например, с клетчатой ковбойской рубашкой или льняной сорочкой вполне уместны. Кстати, «ковбойский стиль» изначально подразумевал подтяжки: некоторые из ковбоев носили их с джинсами, предпочитая подтяжки ремню, как более удобный для верховой езды аксессуар.

Совсем иначе обыгрывала тему подтяжек эпатажная певица Мадонна. Ее друг, модельер Жан-Поль Готье, сделал для нее в числе прочих провокационных аксессуаров бюстгальтер в виде подтяжек, не скрывающий, а только подчеркивающий бюст исполнительницы. В этом бюстгальтере Мадонна участвовала в дефиле дизайнера. Вариация на тему подтяжек появилась и в фильме «Пятый элемент», костюмы для которого делал тоже Готье: главная героиня в исполнении Миллы Йовович бегает по городу будущего практически в одних подтяжках, точнее, обвивающих тело лентах.

В 1990-е и 2000-е подтяжки оставались преимущественно деталью гардероба фриков-оригиналов и чрезмерно тучных мужчин, брюки которых от спадания не спасал ремень. Широкие (от 3,5 сантиметра) и яркие подтяжки с принтами, забавными деталями и значками нередко надевали артисты оригинального жанра и эстрадные исполнители, чей имидж допускал веселую фривольность. Подтяжки со значками носили как униформу официанты популярного сетевого заведения TGI Fridays: они чуть утрированно пародировали американский стиль. В подтяжках, болтающихся с пояса брюк, иногда появлялся на публике любитель эпатажа актер Джонни Депп.

Выход на экраны драмы «Великий Гэтсби» по роману Фитцджеральда с не менее великим Леонардо Ди Каприо в главной роли вернул подтяжки если не в повседневную, то в подиумную и деловую моду. Это произошло на общей волне интереса к стилю 1920-1930-х. Широкоплечий харизматик Лео в безупречно сидящей рубашке из тонкого хлопка и классических подтяжках с кожаными петельками завоевал все еще не завоеванные им ранее женские сердца и сделал старый добрый аксессуар вновь популярным и у мужчин, и у женщин. Хорошее, как говорится, повторить не грех.