Главное о коронавирусе в России
Новости партнеров

«Только подушки могут на время унять страшную боль»

Катю Уваркину спасет срочная операция на позвоночнике. Нужна помощь

Фото: Русфонд

Шестнадцатилетняя Катя живет с мамой и братом в Воронеже. У девочки врожденное искривление позвоночника — грудопоясничный сколиоз 4-й, самой тяжелой степени. Все возможные методы лечения результатов не дали, деформация позвоночника неумолимо прогрессирует. Единственный способ остановить ее — установка металлоконструкции, которая зафиксирует позвоночник в правильном положении. Такую операцию можно провести по федеральной квоте, но ждать ее нужно два с половиной года. У Кати этого времени нет: сердце и легкие сдавливаются, девочка страдает от мучительной боли. Операцию можно сделать срочно — но только платно. Катиной маме собрать нужную сумму не по силам, она одна воспитывает двоих детей.

От боли по ночам Катю спасают подушки. Лекарства давно уже перестали действовать, жесткий корсет тоже не помогает. И только подушки могут на время унять страшную боль в спине и дать короткую передышку до утра.

— Врачи рекомендовали дочке спать на жестком матрасе, — рассказывает Наталья, мама девочки. — Три ночи Катя лежала на нем, как на раскаленных углях, а потом с красными от бессонницы глазами шла в школу. Я сломалась. Теперь дочка спит на четырех подушках, как принцесса на горошине: одну кладет под голову, две — по бокам, четвертую — под поясницу. Без подушек — хоть на потолок лезь.

Когда Катя родилась, врачей встревожила маленькая шишечка у нее на позвоночнике. В полторы недели девочке сделали рентген и выявили врожденную аномалию развития позвонков.

«Это страшно?» — забеспокоилась мама. Но хирург ее успокоил, сказал, что на здоровье и развитии ребенка это никак не скажется. Выписывая маму с дочкой домой, врач рекомендовал делать массаж и наблюдаться у специалистов в поликлинике по месту жительства.

— На самом деле у дочки был не только врожденный порок развития позвоночника, но и дефект развития спинного мозга. А кроме того, еще целый список отклонений, которые нельзя было оставлять без внимания, — рассказывает Наталья. — Но об этом мы узнали много позже, а тогда ничего такого не подозревали и полностью доверились врачам.

Катя росла и развивалась по возрасту: в одиннадцать месяцев пошла с поддержкой и начала произносить первые слова. В три года девочку отдали в детский сад. Там она участвовала во всех конкурсах, не пропускала ни одного детского концерта. Занималась танцами.

Вот только со временем мама стала замечать, что девочка сильно сутулится, а при ходьбе как-то странно переступает с ноги на ногу — как уточка. Врачи в поликлинике только отмахивались и просили не беспокоить по пустякам.

Но Наталья забеспокоилась всерьез и добилась, чтобы Кате сделали МРТ грудного и поясничного отделов позвоночника. В это время ребенку уже исполнилось шесть лет. С готовыми результатами Наталья повезла дочку на консультацию к московскому нейрохирургу. Там-то и выявили сразу несколько серьезных врожденных пороков формирования позвоночника и спинного мозга. Диагноз: Spina bifida.

— Девочке нужна операция, иначе со временем у нее может случиться паралич нижних конечностей, — предупредил доктор.

На этом счастливое детство Кати закончилось. Первым делом ей сделали операцию на позвоночнике в связи со Spina bifida. Кате пришлось заново учиться ходить. Но она боялась даже встать с кровати.

— Как только ты сделаешь шаг, я сразу заберу тебя домой, — уговаривала мама.

И Катя встала. После выписки из больницы начались походы по врачам, изнурительная гимнастика, плавание, массаж.

В одиннадцать лет Катя сильно выросла, и угол искривления позвоночника увеличился: сколиоз достиг 3-й степени. Девочке выписали жесткий корсет, который натирал кожу до кровавых мозолей.

Но искривление прогрессировало, сердце и легкие сдавливались все сильнее. Катя стала задыхаться и жаловаться на постоянную боль. Справа вырос горб, правая нога стала короче левой, появилась хромота.

Недавно Катю обследовал профессор Колесов, заведующий отделением патологии позвоночника в Национальном медицинском исследовательском центре (НМИЦ) травматологии и ортопедии имени Н.Н. Приорова. Он считает, что девочке необходима срочная операция — коррекция деформации позвоночника с помощью фиксирующей металлоконструкции. Если в ближайшее время не остановить этот разрушительный процесс, возникнут тяжелейшие осложнения, вплоть до дыхательной и сердечной недостаточности. Операцию можно провести бесплатно, по федеральной квоте, но ждать своей очереди придется два с половиной года. Этого времени у девочки уже нет. Но и самостоятельно оплатить дорогую операцию мама Кати не в силах. Теперь ее жизнь зависит от нас с вами.

Заведующий отделением патологии позвоночника НМИЦ травматологии и ортопедии имени Н.Н. Приорова Сергей Колесов (Москва): «У Кати врожденный грудопоясничный сколиоз 4-й степени, выявлена деформация в грудном отделе с противодугой в поясничном отделе позвоночника (искривление в форме буквы S). Деформация прогрессирует, нарушается работа сердца и легких. Девочке необходимо срочное хирургическое лечение — коррекция и фиксация грудопоясничного отдела позвоночника с помощью металлоконструкции Expedium. Операция позволит остановить прогрессирование деформации и развитие опасных осложнений, устранит болевой синдром».

Стоимость операции — 1 351 538 рублей.
На 17:00 (26.03.2020) 176 читателей «Ленты.ру» собрали 181 903 рубля.
325 414 рублей собрали читатели ria.ru и rusfond.ru

Не хватает 844 221 рубля.

Сбор средств продолжается.

Дорогие друзья! Если вы решите помочь Кате Уваркиной, пусть вас не смущает цена спасения. Любое ваше пожертвование будет с благодарностью принято.

ПОМОЧЬ КАТЕ

Для тех, кто мало знаком с деятельностью Русфонда

Русфонд (Российский фонд помощи) создан осенью 1996 года для помощи авторам отчаянных писем в «Ъ». Проверив письма, мы размещаем их в «Ъ», на сайтах rusfond.ru, kommersant.ru, «Лента.ру», в эфире Первого канала и на радио «Коммерсантъ FM», в социальных сетях, а также в 147 печатных, телевизионных и интернет-СМИ. Возможны переводы с банковских карт, электронной наличностью и СМС-сообщением, в том числе из-за рубежа (подробности на rusfond.ru). Мы просто помогаем вам помогать.

Всего собрано свыше 14,328 миллиарда рублей. В 2020 году (на 26 марта) собрано 267 273 574 рубля, помощь получили 248 детей.

Русфонд — лауреат национальной премии «Серебряный лучник» за 2000 год, входит в реестр НКО — исполнителей общественно полезных услуг. В 2019 году Русфонд выиграл президентский грант на проект «Совпадение. Экспедиция доноров костного мозга», а его Национальный РДКМ — президентский грант на проект «Академия донорства костного мозга», грант мэра Москвы на проект «Спаси жизнь — стань донором костного мозга» и грант Департамента труда и соцзащиты населения Москвы на проект «Столица близнецов». Президент Русфонда Лев Амбиндер — лауреат Государственной премии РФ.

Дополнительная информация о Русфонде и отчет о пожертвованиях Русфонда.

Адрес фонда: 125315, Москва, а/я 110;
rusfond.ru; e-mail: [email protected]
Приложения для iPhone и Android — rusfond.ru/app
Телефон: 8-800-250-75-25 (звонок по России бесплатный), 8 (495) 926-35-63 с 10:00 до 20:00