Новости партнеров

«Он требовал, чтобы ему поставляли исключительно девственниц»

Как сын пивовара возглавил страну, построил гарем и приютил главного врача Освенцима

Альфредо Стресснер
Альфредо Стресснер
Фото: Keystone / Getty Images

«Лента.ру» продолжает цикл материалов о роскошной жизни правителей разных стран и эпох, а также членов их семей. В предыдущей статье мы рассказывали о самом тихом диктаторе своего времени — португальце Антониу Салазаре. Он любил скромность во всем, его слабостью были лишь шикарные автомобили. Для правителя печатали газету в единственном экземпляре, скрывая от него плохие новости о происходящем в стране. На этот раз речь пойдет о парагвайском лидере Альфредо Стресснере, предоставлявшем убежище бежавшим из Германии нацистам. При нем в стране процветали культ личности, коррупция и взяточничество. Состояние семьи диктатора оценивалось в 900 миллионов долларов.

На одном из отдаленных кладбищ бразильской столицы проходит скромная церемония. На похоронах присутствуют несколько десятков человек, одетых в черное, большинство из них пожилые женщины и мужчины. Местные власти обошли эту церемонию стороной, нет ни военного оркестра, ни традиционных оружейных залпов. Сложно поверить, что таким образом хоронят парагвайского диктатора Альфредо Стресснера, человека, который 35 лет держал в страхе соседнее латиноамериканское государство.

Все дело в том, что живого Стресснера не захотела выдавать Бразилия, а мертвым его из этой страны отказался забрать сам Парагвай.

Сын баварского пивовара

Родители Альфредо Стресснера, иммигранты из Баварии, жили в небольшом городке Энкарнасьон — одном из центров немецкой общины Парагвая. Отец владел небольшой, но очень популярной пивоварней и планировал в будущем передать свое дело сыну. Но у того были другие планы на жизнь — он не собирался прозябать в захолустье, тратя время на производство солодового напитка, он хотел стать военным.

Для старших Стресснеров эта новость была как гром среди ясного неба: в то время судьба офицеров, то и дело участвовавших в госпереворотах, была довольно печальной. Но отговорить Альфредо было невозможно.

Вначале он окончил военное училище в Асунсьоне, потом и в бразильском Рио-де-Жанейро. В самом Парагвае в то время было неспокойно — один военный режим сменял другой, в конце 1940-х началась гражданская война. Лейтенант Стресснер сразу же стал демонстрировать качества, которые потом пригодились ему в политической карьере: дисциплинированность, умение командовать, упорство, решительность, осторожность и хорошие организаторские способности.

Командиры по достоинству оценили бесстрашие и исполнительность молодого военного. Начался его стремительный взлет по карьерной лестнице. Звания присваивались одно за другим, за считанные годы он стал подполковником.

Попутно Стресснер активно занимался политикой, участвуя во всевозможных политических заговорах и уничтожая соперников. Так, он помог доктору Федерико Чавесу стать президентом. В благодарность новый лидер сделал Альфредо главнокомандующим вооруженными силами страны.

Однако главный военный советник Чавеса вскоре предал его, совершив военный переворот, — он сам торопился сесть в президентское кресло. Летом 1954 года мечта Альфредо Стресснера сбылась.

При нем Парагвай стал активно развиваться. До этого времени даже в столице страны не было водопровода, при Стресснере же государство стало более или менее стабильным, у населения появился доход

Вместе с Бразилией Парагвай построил ГЭС Итаипу на реке Парана, превратившись в крупного экспортера электроэнергии. Помимо этого, большую помощь латиноамериканской стране оказывали США. Диктатор неоднократно доказывал Вашингтону свою преданность: разрешил строительство в стране военных баз, провозгласил Парагвай «лучшим другом США», активно поддерживал их политику в ОАГ и ООН. Особое расположение США и большую финансовую помощь он заслужил, когда отправил войска на помощь американцам во время их вторжения в Доминиканскую Республику.

Повсюду он

В самом Парагвае сохранялось некое подобие суверенной демократии — формально существовали демократические институты, соседствовавшие с культом личности и жесткой диктатурой. Для отвода глаз раз в пять лет в стране проводили выборы, и каждый раз на них побеждал Стресснер. Работал и парламент, но его главной задачей была лишь штамповка всех решений главы государства.

А Стресснер тем временем присваивал себе все новые ордена, став генералиссимусом. В стране расцвел культ личности: он улыбался парагвайцам с плакатов, развешенных по всей стране, в его честь называли школы, университеты, стадионы и целые города.

Отсутствие портрета президента в нужном месте считалось «интеллектуальным терроризмом» и грозило тюремным заключением

В руках Стресснера были сосредоточены громадные полномочия: президент, главнокомандующий, почетный председатель правящей партии «Колорадо». С каждым годом он придумывал себе новые титулы — «сторонник мира», «верховный вождь», «лучший боец американского континента». Главу государства охраняли свыше двух тысяч до зубов вооруженных солдат.

Другие латиноамериканские лидеры на него равнялись. Они знали, что могут рассчитывать на его дружбу и поддержку, а в случае потери власти — на политическое убежище в Парагвае. Когда Стресснеру пришла в голову идея объединить усилия нескольких латиноамериканских стран в борьбе с коммунизмом, представители Чили, Уругвая и Аргентины, не раздумывая, поддержали ее. В результате секретным службам поручили уничтожать социалистов и коммунистов. В самом Парагвае во время его правления, по разным данным, пострадали от 107 до 130 тысяч человек.

Он чувствовал себя безнаказанным: истреблял индейцев, объявленных «пособниками коммунистов», одним росчерком пера распускал компании и фирмы. Как пишет бразильское издание Gazeta Do Povo, приспешники Стресснера построили гарем в пригороде Асунсьона, в котором держали похищенных детей в возрасте от восьми до 15 лет. «Примерно в 10-11 часов вечера приезжал Стресснер, он сам сидел за рулем старой большой машины, без охраны. Он парковался, здоровался, в общем, вел себя так, как будто то, что тут происходит, абсолютно нормально. В три утра он спокойно уезжал. Диктатор требовал, чтобы ему поставляли исключительно девственниц», — описывала происходящее газета.

Рассадник нацизма

Тем временем Парагвай превратился в рассадник нацизма. Стресснер укрывал у себя беглых немецких нацистов — порядка 200 тысяч человек. Среди них был и главный врач Освенцима Йозеф Менгеле, ставший близким другом латиноамериканского диктатора.

Страна стала одной из самых коррумпированных в мире. Преданные Стресснеру военные были вовлечены в нелегальную экономику — в стране процветала контрабанда наркотиков, алкоголя, машин, предметов роскоши. Все это приносило больше доходов, чем внешняя торговля государства. Прибыль оседала в карманах родственников и друзей латиноамериканского вождя. Состояние семьи диктатора оценивалось в 900 миллионов долларов. Его сыновья владели гигантскими бойнями в стране, другим родственникам принадлежала сеть игорных заведений.

К началу 1980-х благополучию режима Стресснера пришел конец — в стране начался экономический кризис: инвестиции сократились, внешний долг вырос, безработица охватила 45 процентов трудоспособного населения

Тем временем диктатор собирался передать власть своему старшему сыну Густаво, подполковнику авиации. Это решение вызвало раздражение даже у сторонников парагвайского вождя. Постепенно недовольство вылилось на улицы парагвайских городов. Одними репрессиями протесты уже было не усмирить.

Отвернулись от диктатора и США. Президент Рональд Рейган внес Парагвай в список диктаторских режимов. Стресснеру намекнули, что пора уходить в отставку. Один из сподвижников и родственников диктатора генерал Андерс Родригес осуществил бескровный переворот. Вождя арестовали, а через несколько дней вместе с семьей его отправили в изгнание в Бразилию.

Новые парагвайские власти потом неоднократно требовали у Бразилии выдачи бывшего диктатора, чтобы судить его по обвинению в коррупции и нарушении прав человека. Однако так и не добились успеха.

Оставшиеся 17 лет жизни Стресснер прожил в Бразилии в роскошном особняке с восьмью спальнями, лифтом и бассейном, в местечке, прозванном «Министерский полуостров». Последние годы он провел в одиночестве. Его жена и дети умерли, в живых остался лишь внук Альфредо Стресснер-младший. Он и сообщил о смерти деда в августе 2006 года.

Стресснер-младший пытался договориться с парагвайскими властями о возвращении тела бывшего диктатора на родину и организации пышных и торжественных похорон, но ему не пошли навстречу.