Новости партнеров

«Люди — это вирус»

Экофашисты хотят сократить население Земли. Они готовы убивать и надеются на помощь коронавируса

Изображение: Telegram-канал «Ecofashist Central»

Глобальное потепление угрожает человечеству, индустриальная экономика уничтожает разнообразие видов, у корпораций слишком много власти, и белым людям стоит готовиться к расовой войне. Примерно такие взгляды проповедуют террорист Брентон Таррент, расстрелявший людей в новозеландской мечети, и Патрик Крусиус, устроивший массовую расправу в США. Но они не единственные, кто придерживается идей экофашизма, — это целая субкультура, ныне прочно обосновавшаяся в сети и мессенджерах. С распространением пандемии коронавируса движение получило дополнительный импульс: его сторонники радуются росту количества смертей от COVID-19 и ждут конца света. «Лента.ру» выяснила, где корни экофашизма и почему его приверженцы готовы взяться за оружие.

«Вау... Земля восстанавливается: замедляется загрязнение воздуха, очищается вода, возвращаются дикие животные. Коронавирус — вакцина Земли. А мы — это вирус», — этот пост стал одной из самых популярных публикаций англоязычного Twitter в конце марта. Он собрал почти 300 тысяч лайков, 71 тысячу ретвитов. За ним последовали сотни подобных высказываний: пользователи радовались прозрачной воде в каналах Венеции и делились новостями (в основном, правда, фейковыми) о диких животных, привольно чувствующих себя в мире, где люди перестали выходить на улицы.

Этот массовый восторг в связи с отсутствием людей — всего лишь очередной тренд в социальных медиа, а между тем существуют организации и движения, призывающие значительно сократить население планеты ради ее экологической безопасности. И пандемию коронавируса они считают весьма благоприятным событием.

Жажда крови

До определенного времени термин «экофашисты» считался просто ругательством. Активисты-экологи, придерживающиеся левых взглядов, клеймили им любые несоциалистические экологические движения, а консерваторы называли так особо радикальных экоактивистов.

Общественное мнение резко изменилось в марте 2019 года, когда австралиец Брентон Таррант напал на мечеть в новозеландском Крайстчёрче. Перед тем как в прямом эфире расстрелять в упор более полусотни людей, террорист разослал в редакции семи крупных изданий свой 74-страничный манифест. В нем он обстоятельно рассказал о теории «великого замещения» белой расы и называл иммигрантов участниками вторжения в земли европейцев.

Он открыто назвал себя экофашистом и призвал к созданию «этнических и природных автономий» для отдельных народов

Менее чем через полгода по его стопам пошел 21-летний американец Патрик Крусиус: перед нападением на гипермаркет Walmart в Эль-Пасо он опубликовал собственный манифест. В документе, значительно менее вдумчивом, чем текст Таррента, он заявил, что американское общество потребляет и производит слишком много, вредя таким образом экологии, а поскольку заставить людей изменить стиль жизни не выйдет, их придется (и нужно) уничтожать.

Виноваты во всем этом подкупленные корпорациями политики — почти все, но в первую очередь члены Демократической партии, которая спонсирует вторжение иммигрантов — их будущего электората. Именно таким образом Крусиус объяснил, почему целью его нападения стали латиноамериканцы. От его рук погибли 22 человека.

Хотя в ультраправой англоязычной среде многие сомневались в искренности обоих стрелков — в первую очередь из-за того, что они не выдвигали обвинений в адрес евреев — они во многом стали выразителями идей политической субкультуры, сформировавшейся к концу 2018 года.

Природные террористы

Экофашистское движение не назовешь массовым — это один из сегментов и так довольно малочисленного круга западных интернет-радикалов. Но после того, как именно самопровозглашенные экофашисты оказались на передовой белого терроризма, на зелено-коричневых обратили внимание.

Задолго до массовых расстрелов 2019 года иконой экофашизма стал террорист Теодор Качинский, известный как Унабомбер, — знаковая фигура для зеленых радикалов и анархистов всех мастей. Одаренный математик, ставший доктором наук в 25-летнем возрасте, он с ранних лет развивал свою идею возвращения к доиндустриальной жизни. Качинский считал, что развитие технологий требует все большей организации общества, усиления контроля — и, как следствие, неизбежной потери человеческих свобод.

Уволившись с профессорской должности в университете Беркли, он вел уединенное существование в лесной хижине. В какой-то момент возле жилища Качинского стали прокладывать автодорогу — считается, что именно это стало последним поводом к его радикализации. Впрочем, ее причиной называют и его возможную причастность к экспериментам проекта «МК Ультра», в рамках которого ЦРУ исследовало действие на людей психоделика ЛСД-2, а также доказанное участие в других спорных экспериментах того времени.

С 1978 года Качинский стал рассылать по почте бомбы. Его целями были университеты и аэропорты, а также лоббисты «систем общественного контроля». В результате взрывов погибли трое и пострадали 23 человека. Более 17 лет Качинскому удавалось скрываться от ФБР — его поимка официально считается самой дорогой операцией внутренних спецслужб США. Найти экотеррориста удалось только благодаря содействию его родного брата Дэвида, опознавшего стиль письма и мысли профессора в тексте манифеста, опубликованного по требованию Качинского в крупнейших американских газетах.

В достаточно массивном тексте, названном «Индустриальное общество и его будущее» Унабомбер, помимо прочего, критиковал современных ему левых активистов. Его наработками впоследствии пользовался и неонацист Андерс Брейвик, в 2011 году устроивший массовое убийство в Норвегии. Сейчас Качинский, как и Брейвик, отбывает пожизненное заключение.

Другие зеленые

Безусловное уважение к фигуре Унабомбера — «дяди Теда», как его порой зовут экофашисты, — лишь один из атрибутов этой идеологии. На страницах в социальных сетях ее последователи, сохраняя анонимность, декларируют свои ценности в картинках с одними и теми же лозунгами и символами. Чаще всего это образы нетронутой дикой природы, северные руны, подчеркнуто мужественные и женственные персонажи.

Экофашисты считают, что современное общество извратило человека: в противовес натуральному хозяйству, заботе о родной природе и традиционным общественным ролям ему навязывают образ жизни городского сверхпотребителя, мультикультурализм и «прогрессивные» ценности равенства полов и толерантности. Все это не просто уничтожает некий устоявшийся образ жизни европейских народов, но и разрушает экологию.

Вслед за Качинским они призывают вернуться к способу существования, принятому в позапрошлом веке и раньше. При этом они делают отдельный акцент на «разлагающее влияние» инородцев.

Безудержно плодящиеся небелые народы якобы неспособны к существованию в гармонии с природой, и оттого пускать их в свою страну — преступление

Этот подход во многом выражает «принцип спасательной шлюпки», сформулированный финским «глубинным экологом» Каарло Петти Линколой. В качестве способов спасти мировую экосистему этот мыслитель, весьма уважаемый экофашистами, предлагал геноцид, евгенику и тоталитаризм, принудительно возвращающий человеческие общества к доиндустриальным технологиям.

«Что делать, когда корабль с сотней пассажиров вдруг начинает тонуть, и есть только одна спасательная шлюпка? Те, кто ненавидит жизнь, будут пытаться посадить в переполненную лодку еще больше людей, чтобы всем вместе утонуть. Те же, кто любит и уважает жизнь, возьмут корабельный топор и отрубят руки лишних попутчиков, что цепляются за борта», — писал Линкола, считавший ненужными и вредными все технологии последнего столетия.

В основе экофашистских идей этой «лодкой» становится родная земля белых наций, на которую во что бы то ни стало нельзя пустить «лишних пассажиров» — мигрантов из бедных стран. Последних при этом часто сравнивают с инвазивными видами животных, угрожающими местным популяциям. Популярный лозунг зелено-коричневых, противостоящий господствующей либеральной повестке, — Save the bees, not refugees («Спасайте пчел, а не беженцев»).

При этом право на собственные земли обосновывается иррационально — мистической связью народа и его земли. В случае американских экофашистов, чьи предки несколько поколений назад населяли совсем другие территории, в дело вступает право сильного: белые люди получили эти земли потому, что генетически превосходят коренное население.

Фюрер умер, но дело его живет

Особенно часто на картинках с экофашистскими лозунгами встречается руна — Альгиз, которую австрийский рунолог-оккультист Гвидо фон Лист называл «руной жизни». Его систему взяли на вооружение германские нацисты, и эта руна в Третьем рейхе была эмблемой организации «Лебенсборн», вывозившей с оккупированных территорий женщин и детей, наружность которых находили арийской.

«Лебенсборн» осуществляла программу по производству новых германцев — поколения, которое должно было заселить немецкий «Лебенсраум», то есть пространство для жизни. На территории, захваченные в ходе войны, немцы, по мнению нацистов, имели право в силу генетического превосходства над другими народами.

Неудивительно, что Адольф Гитлер и нацистская Германия в целом — еще один источник идеалов для сторонников экофашизма

Такой взгляд на вещи легко позволяет объявить США «жизненным пространством» белых американцев, а остальных — «недолюдьми», подлежащими высылке или уничтожению. Есть и другие параллели: многие экофашисты — вегетарианцы, как и лидер нацистов; все они выступают против бесчеловечного обращения с животными — а именно Третий рейх был одним из первых государств, обративших внимание на их права.

Популярны среди них и идеи органического возделывания почвы, продвигавшиеся нацистской пропагандой. Впрочем, некоторые историки считают, что у немцев, объявивших войну всему миру, просто были трудности с поставкой удобрений из других стран, но такие нюансы вряд ли волнуют современных радикалов.

Совмещая анархо-примитивистские взгляды с нацистскими, экофашисты как бы ждут сразу двух концов света: «зеленого» с его экологическим коллапсом и «коричневого» — расовой войны. Точнее, не ждут, а готовятся.

Бесцензурный уголок

Основную часть деятельности экофашистов видят разве что оперативники спецслужб под прикрытием. Но в Telergam, куда не проникает вездесущая цензура западных корпораций, они, как и другие представители так называемых terrorwave-движений (экстремистских военизированных группировок с антиобщественными взглядами), стесняются куда меньше, чем в Twitter.

В целой сети каналов на сотни и тысячи пользователей экофашисты открыто радуются тому, что эпидемия коронавирусной инфекции приводит к большей смертности среди небелого населения США, и публикуют нацистскую символику: чаще всего встречается «Черное солнце», но популярна и обычная свастика. Они открыто призывают к террору широкого спектра — от несанкционированных посадок деревьев (так до массовых расстрелов и бомб выглядел «экотерроризм» хиппи) до уничтожения линий электропередач и убийств.

Есть и относительно мирные публикации: руководства по выживанию в лесу и земледелию, сборники тематической литературы (впрочем, часто экстремистской), критика массового забоя скота и даже ироничные картинки, — но все это подано через призму полного неприятия современного общества идей и достижений его «прогресса». А виновниками неприемлемого мирового порядка обязательно назначаются капиталисты. Однако в отличие от тоже порой агрессивных анархо-примитивистов экофашисты уверены: за все это ответственны именно евреи, стремящиеся уничтожить белую расу.

Критики отмечают, что многие безусловные убеждения, которые демонстрируют эти любители природы, давно устарели. Например, в разговорах о перенаселении они руководствуются моделью «мальтузианской ловушки» (представлением о том, как рост населения приводит к критической нехватке ресурсов), далеко не всегда актуальной для развитых стран. Или воспроизводят идеи американского эколога Гарретта Хардина, который был сторонником евгеники и считал, что неразвитые страны нельзя поддерживать: если их население умирает от голода — значит, так и должно быть.

Академическое сообщество давно открестилось от его взглядов, но это не смущает тех, кто готов отринуть все достижения последнего века

Да и вряд ли все они проводят много времени за изучением теорий: все же основной фокус экофашистских сообществ — не на развитии эрудиции. В связи с коронавирусной пандемией их администраторы все чаще предрекают конец света, а значит — от подписчиков требуется объединяться в отряды и готовиться противодействовать инородцам с оружием в руках. Фотографии маленьких групп вооруженных людей в масках на фоне леса — один из излюбленных жанров в этих каналах.

Какой реальный эффект эти «партизаны» способны произвести — неясно: вряд ли их достаточно много, чтобы действительно захватить даже небольшую власть или эффективно противодействовать профессиональным военным. Во многом это просто изгои, отчаянно не принимающие общество, в котором родились, и тоскующие по временам, в которых никогда не жили. Они играют в войну против всего мира — и она заведомо проиграна. Апокалипсиса не случится, а значит, выход у них один: делиться провокационными картинками, фантазировать о Средневековье с автоматами и ждать, когда очередному их соратнику взбредет в голову устроить массовое убийство.

Мир 00:0127 мая
Farmers plant rice in paddy fields in Nampo, North Korea, on May 12, 2020. (Photo by Kyodo News via Getty Images)

В глубокой изоляции

Северная Корея утверждает, что победила коронавирус. Как самая закрытая страна борется с пандемией?