Новая, персональная
Попробовать
Новости партнеров

Один в пустыне не воин

В Ливии вновь вспыхнула война. Кого в ней поддержит Россия?

Фото: Majid Saeedi / Getty Images

Ситуация в Ливии вновь обострилась и может вот-вот вылиться в кровопролитную битву. Силы правительства национального согласия выбили Ливийскую национальную армию генерала Хафтара со стратегически важных позиций на подступах к столице и продолжают теснить войска фельдмаршала Халифы Хафтара на юг. Последний теперь вынужден отказаться от планов по захвату Триполи, учитывая, что от него один за одним уходят как внутренние, так и внешние союзники. А пока участники конфликта угрожают друг другу кровавой расправой, Россия и Турция продолжают свою игру за кулисами, сохраняя главную интригу — готовы ли они перейти к более решительным действиям. «Лента.ру» выяснила, как и почему изменилась расстановка сил в Ливии, чем это грозит Хафтару и стоит ли фельдмаршалу ждать помощи от Москвы.

Путь к великой победе

«Этот успех еще не означает конца битвы, но как никогда приближает нас к великой победе», — заявил глава правительства национального согласия (ПНС), премьер-министр Фаиз Сарадж. 18 мая его силы выбили Ливийскую национальную армию (ЛНА) с авиабазы Аль-Ватия в 130 километрах к юго-западу от Триполи. Хафтаровцы занимали ее с 2014 года: это был ключевой оперативный центр, из которого направлялись все атаки на столицу. Это серьезно ударило по планам фельдмаршала взять Триполи, который пока занимают силы ПНС.

Армия Хафтара начала наступление на столицу еще в апреле 2019-го. Фельдмаршал оправдывал свои действия соображениями безопасности: якобы в городе полно частных ополченцев и экстремистских группировок, которые только препятствуют разрешению конфликта в стране. Весь следующий год он под разными предлогами продолжал попытки захватить Триполи. ЛНА так и не смогли взять город, однако остановились на подступах — одним из них и была база Аль-Ватия. Ее значение для Хафтара сложно переоценить: оттуда он и планировал совершить финальный рывок к столице.

На войне даже крохотный клочок земли имеет принципиальное значение, и за него армии противников боролись до последнего. Битва за Аль-Ватию продолжалась с середины апреля, войска Сараджа три раза пытались штурмовать пункт — и, наконец, у них получилось. Теперь ПНС продвигается все дальше на юг: правительственные войска уже взяли город Аль-Асаба и планируют подчинить населенный пункт Тархуна и находящуюся там базу — последний крупный пункт ЛНА в пригороде Триполи (в 80 километрах южнее столицы). Если это удастся, разрозненные области на западе провинции Триполитания будут всецело принадлежать правительству. Это позволит армии Сараджа вызывать подкрепление из столицы на более дальние участки, граничащие с территорией под контролем ЛНА, — особенно важная деталь, которая может оказать решающее значение и сделать ПНС победителем этой войны.

Правительственные войска уже продвинулись в сторону Тархуна, выгоняя хафтаровцев с насиженных мест: 22 мая бойцы ПНС заняли районы Салахаддин и Аль-Мешру. Теперь перед Хафтаром стоит гораздо более сложная задача: сохранить позиции на этом участке.

Несмотря на то что теперь почти вся зона провинции Триполитания, граничащая с Тунисом, находится под контролем ПНС, говорить о полной победе Сараджа пока рано. С одной стороны, армия Хафтара — самая боеспособная в стране. С другой — если бы у нее действительно было достаточно сил, Триполи уже давно подчинялся бы фельдмаршалу. События предсказать сложно: сегодняшняя победа Сараджа может обернуться крупным поражением завтра.

Мучительные часы безумца

В ливийской войне участвуют не только войска Хафтара и Сараджа: например, ПНС активно помогает Турция. В стране уже действует 1,5 тысячи турецких военных, и еще 2,5 тысячи могут вот-вот к ним присоединиться. Анкара также отправляет в Ливию бойцов из сирийской оппозиции: это длится как минимум с декабря, после подписания официального договора о помощи (до этого, конечно, стороны справлялись и без соглашений).

Хотя Евросоюз и НАТО, как и Турция, признают только власть Сараджа, поддерживать его силой они не торопятся. Они стараются придерживаться — хотя бы на словах — оружейного эмбарго. Судя по всему, это их последняя надежда на то, что эскалации конфликта удастся избежать: мирные переговоры приносили только временное затишье.

Фельдмаршал же отступать не собирается и угрожает как войскам ПНС, так и стоящей за ними Турции кровавой бойней

21 мая ЛНА объявила, что готова начать крупнейшую воздушную операцию и уничтожить всех на пути. Хафтаровцы уже начали воплощать угрозы в жизнь: спустя двое суток они сбили семь турецких беспилотников недалеко от Тархуна — той самой базы, которую ПНС нужно захватить для окончательной победы на западном фронте. «Все объекты и интересы Турции во всех оккупированных городах являются законной мишенью», — рассказывал командующий военно-воздушными силами ЛНА Сакр аль-Джаруши.

В свою очередь, МИД Турции предупредил, что ответит на любое нападение на свои объекты в Ливии: Анкара готова ударить и по штаб-квартире Хафтара на востоке страны. В ЛНА отвечали, что турецким войскам лучше поберечься. «Предстоящие часы станут крайне мучительными для безумца и его сторонников», — заявил начальник штаба ВВС ЛНА Сакр аль-Джаруши, указывая на президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. Тогда же в сети появились слухи, что угрозы хафтаровцев могут воплотиться: Москва якобы поставила им военные самолеты. Как бы в подтверждение слухам стали появляться сообщения о российских зенитных ракетно-пушечных комплексах (ЗРПК), обнаруженных на брошенных базах ЛНА.

Еще один элемент борьбы между ПНС и ЛНА — наемники. Как только в сети появляются фотографии погибших в боях у Триполи иностранных боевиков, армии начинают спорить об их происхождении. Хафтаровцы утверждают, что все они — сирийцы, которых привозит Турция. Правительство возражает: погибшие боевики — это члены ЧВК Вагнера, которых якобы засылает Россия. Считается, что наемники неофициального вооруженного формирования оказывают услуги по обеспечению безопасности в нескольких странах Африки, Донбассе и Сирии, однако Москва это отрицает.

Впрочем, это не мешает ПНС обвинять Россию во вмешательстве: по мнению правительства, в Ливии действует уже 1,2 тысячи вагнеровцев. В конце апреля министр внутренних дел ПНС Фатхи Башага даже заявлял, что они якобы применили химическое оружие на территории страны. Никаких доказательств глава МВД не предоставил.

Башага также утверждал, что Россия поставляет Хафтару крупную военную технику: ему якобы отправили восемь самолетов транзитом через Сирию. Речь шла о шести МиГ-29 и двух Су-24. Затем Башага поправил себя и рассказал, что истребителей все же шесть: они прилетели с российской военной базы Хмеймим в Сирии в сопровождении двух Су-35.

Эксперты сомневаются, действительно ли Россия поставила военные самолеты ЛНА: например, российские Су-24 могли перепутать с белорусскими вертолетами Ми-24, а их пилоты и вовсе могли прибыть из Сербии. По другой теории, замеченные самолеты могли быть подкреплением из ОАЭ или Египта

В целом слухи о поставках российских военных самолетов Хафтару ходят уже несколько лет. Если это так, то их фельдмаршал может считать своим козырем: они действительно могут составить конкуренцию войскам и технике Турции, которая участвует в операциях на стороне ПНС.

Помимо данных о самолетах появились и новости о том, что в стране уничтожили девять ЗРПК «Панцирь» российского производства — это прошло в рамках операции «Вулкан гнева», начатой ПНС еще год назад. Те же «Панцири» обнаружили и на захваченной Аль-Ватия: Twitter заполонили селфи очевидцев, сделанные на фоне российского оружия. При этом эксперты сомневаются в том, действительно ли «Панцири» поставила Москва: обычно Хафтар получает их через Объединенные Арабские Эмираты.

Кроме ОАЭ, ЛНА помогают Франция и Египет. Фельдмаршал мог рассчитывать на них не меньше, чем на Россию, — по крайней мере, до потери базы Аль-Ватия. По словам близкого к Хафтару источника, Париж, Каир и Абу-Даби решили оставить военачальника. «Это окажет психологическое давление на ливийцев, сражающихся за Хафтара. Он считал, что его поддерживают сплоченные силы, однако на деле столкнулся со слабостью ОАЭ и двуличием русских», — считает аналитик Джалел Харчауи.

В силах Хафтара сомневаются не только Египет, ОАЭ и Франция. Влиятельные ливийские племена, долго пробывшие на стороне фельдмаршала — он хорошо проявил себя еще при бывшем лидере страны Муаммаре Каддафи, — тоже отвернулись от него.

Однако Хафтар так просто сдаваться не собирается: он заявил, что уже принял на себя управление страной, так что победа над ПНС — вопрос времени. «Ливийцы, вы откликнулись на наш призыв объявить о прекращении политического соглашения, которое разрушило страну (речь идет о Схиратском соглашении 2015-го, по итогам которого и сформировали ПНС, — прим. «Ленты.ру»). [Вы также откликнулись] на призыв уполномочить того, кого вы считаете наиболее достойным для управления на этом этапе», — сказал фельдмаршал.

К сожалению, его слова — не более чем попытка вселить уверенность в своих сторонников, тем более что и Россия, и Евросоюз такие слова осудили

Громкие заявления Хафтара могут спасти дух его армии, но вряд ли обеспечат ей полную безопасность. Его бойцы также периодически сталкиваются с боевиками террористической группировки «Исламское государство» (запрещена в России), которые любят нападать на ЛНА. Например, 21 мая игиловцы рассказали об атаке на армию Хафтара в районе Себха на юго-западе страны.

Продолжение следует

На фоне происходящего главными закулисными участниками конфликта стали Россия и Турция: во многом именно от них зависит исход войны. Президенты стран Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган в случае с Ливией предпочитают общаться тет-а-тет и периодически созваниваются. «Президенты России и Турции высказали обеспокоенность эскалацией боестолкновений в Ливии. Отмечена необходимость скорейшего возобновления бессрочного перемирия»,— заявляли в Кремле после одной из бесед. То же отметили и главы российского и турецкого МИД, Сергей Лавров и Мевлют Чавушоглу, после своего телефонного разговора.

Несмотря на важность таких бесед, — происшествия в Ливии обсуждают так же быстро, как сирийские, — турецкая сторона ведет себя агрессивно. В отличие от Сирии турецкие ВВС смогут действовать против российских самолетов в Ливии, если те действительно существуют и все же принадлежат Хафтару, отмечает эксперт Российского совета по международным делам Кирилл Семенов. И тогда это будет уже не только и не столько ливийская, сколько российско-турецкая война.

Москве при этом никакой конфликт не нужен. Она действительно может нарастить влияние в регионе — особенно если Египет и ОАЭ окончательно перестанут поддерживать ЛНА (судя по всему, это лишь вопрос времени). Однако избежать масштабного кровопролития уже, скорее всего, не получится — ситуация в Ливии давно запущена, и война будет продолжаться независимо от того, что сделают ее внешние участники. Зато конфликт можно законсервировать: для этого России нужно разобраться со своим союзником, обернувшимся главной проблемой — фельдмаршалом Хафтаром.

Доверия к нему у Москвы становится меньше с каждым днем. Фельдмаршал позволял себе пропадать с начавшихся переговоров, резко отменять встречи и, в общем, перечеркивать усилия России и других стран по мирному урегулированию

Однако альтернативы ему сейчас нет: на востоке Ливии армия Хафтара — самая мощная политическая сила. Пока что Россия просто не допускает усиления ПНС, но если фельдмаршал действительно «надоест» Москве, она может лишить его поддержки. В любом случае, победа или проигрыш Хафтара Россию не очень интересуют: она просто хочет выступить главным посредником и ведущей политической силой на ливийском направлении.

Другим сторонам конфликта — США, Евросоюзу, Египту и ОАЭ — хочется предотвратить эскалацию конфликта, тем более что иначе в него ввяжутся гораздо более сильные противники. Из внешних игроков Каир, пожалуй, отчаялся больше всех: в конце концов, война на востоке Ливии будет означать войну прямо у египетской границы.

По мнению эксперта по ливийской политике Анас эль-Гомати, ключ к разрешению ливийского конфликта — единая позиция международного сообщества. Однако каждый видит перемирие по-своему, и у каждого есть свои условия: самое принципиальное — это вопрос о том, кто из двух лидеров все же придет к власти. Тут можно подумать и на Хафтара с Сараджем, и на Путина с Эрдоганом: Анкара тоже хочет стать главным посредником в решении конфликта. «Мы знаем, что среди иностранных держав слишком много разногласий», — считает эль-Гомати.

Эксперт считает, что разбираться с ситуацией в Ливии нужно по инструкции в самолете: сначала маску на себя, потом — на ребенка. Точнее, здесь разрешить противоречия прежде всего должны внешние игроки — после этого они смогут усадить ливийцев за стол переговоров. Впрочем, речь уже давно не о тех ливийцах, чьи дома разрушены в результате постоянных столкновений: мнение этих людей никого не заботит.

Мир 00:36 1 июля

Дракон подкрался незаметно

Китай годами добивался лояльности Европы. Пандемия коронавируса показала его истинное лицо