Силовые структуры
Человек особого назначения
Легенда советской разведки ликвидировал главного врага Сталина и не раз изменил ход мировой истории

20 августа 1940 года в Мексике было совершено покушение на Льва Троцкого — одного из организаторов Октябрьской революции, видного деятеля Коминтерна. Его смерть стала большим облегчением для Сталина, который опасался, что личная неприязнь Троцкого и его авторитет в международном коммунистическом движении могут серьезно повредить советскому государству. Это событие, возможно, изменившее ход истории, стало итогом сложнейшей операции, проведенной генерал-майором госбезопасности Наумом Исааковичем Эйтингоном. Его имя было в числе самых охраняемых тайн Советского Союза, а информация о его работе долгие годы оставалась под грифом «Секретно». В рамках спецпроекта «Разведчики, изменившие историю» «Лента.ру» рассказывает историю одного из самых талантливых советских разведчиков.

20 августа 1940 года, мексиканская вилла Льва Троцкого — ближайшего соратника Ленина и главного врага Сталина. Недавно на него было совершено покушение, поэтому дом и внутренний двор наводнены охраной. В дверь стучит молодой человек, который вхож в дом и представлен Троцкому, поэтому охранник пропускает его. Гость пришел по делу: он написал статью для газеты, попросил Троцкого прочесть ее и высказать свои замечания. Охранник вышел из кабинета и закрыл за собой дверь.

Как только Троцкий склонился над бумагами, молодой человек, стоявший чуть сзади и сбоку, достал из-под плаща альпинистский ледоруб и ударил политика в затылок. Рана оказалась смертельной — на следующий день Троцкий скончался. Позже выяснится, что убийство известного революционера организовал советский разведчик Наум Эйтингон — человек, которого называли Карающий меч Сталина.

***

Наум Эйтингон родился 6 декабря 1899 года в белорусском городе Шклове. Денег в семье хватало, но после смерти отца в 1912 году юному Науму пришлось подрабатывать, чтобы обеспечить родных.

Мать Наума, заботясь о его будущем, отправила сына учиться в Могилевское коммерческое училище. Именно там он увлекся революционными идеями.

1917
год
Эйтингон вступил в партию эсеров

Основной тактикой партии был террор по отношению к врагам, поэтому особое внимание уделялось подготовке бойцов — помимо поддержания хорошей физической формы, их учили основам взрывного дела и стрельбе из различного оружия. Позже эти навыки очень пригодятся Эйтингону.

Вскоре, однако, Наум покинул ряды эсеров: они разочаровали его тем, что были недостаточно идейными.

Весной 1918 года Могилев заняли войска немецкого кайзера Вильгельма II. Это стало следствием срыва Брестского мира и наступления германских войск по всему Восточному фронту. Но уже осенью 1918 года в Германии произошла революция, Вильгельма II свергли, и немцы покинули Могилев. В город вошла Красная армия, восстановив советскую власть. Возможно, именно это событие повлияло на выбор Эйтингона: он решил стать военным.

Но вместо кавалерии его направили во Всероссийскую чрезвычайную комиссию по борьбе с контрреволюцией и саботажем при Совете народных комиссаров РСФСР (ВЧК) Гомельской губернии.

Карьера талантливого молодого человека развивалась стремительно: в 1919 году 20-летний Эйтингон занял должность зампреда губернской ЧК.

На новой должности он вступил в большевистскую партию и успешно подавил в Гомеле мятеж, устроенный белогвардейским штабс-капитаном Владимиром Стрекопытовым

В мае 1920 года, став уже уполномоченным особого отдела Гомельского укрепрайона, Эйтингон ликвидировал подразделение антибольшевистской организации «Народный союз защиты Родины и свободы» во главе с бывшим эсеровским террористом Борисом Савинковым. А вскоре не без участия Эйтингона в руках чекистов оказался скрывавшийся в Минске главарь «Народного союза» Эдуард Опперпут-Стауниц.

Во время одного из боев близ деревни Давыдовка Наум получил серьезное ранение левой голени. Осмотрев ногу, врач сообщил чекисту, что ее придется ампутировать. По легенде, услышав это, Эйтингон выхватил свой маузер... Хирург решил не рисковать своей жизнью, хотя попытка спасти ногу могла стоить жизни пациенту. Эйтингону повезло, ногу удалось спасти, но в госпитале он провел полгода, а боли в ноге преследовали его потом всю жизнь.

Бомба для генералиссимуса

Столь успешное выполнение боевых задач привлекло к Эйтингону внимание наркома внутренних дел РСФСР Феликса Дзержинского: он посодействовал тому, чтобы перспективный чекист занял должность руководителя Башкирского ЧК. На новом месте Наум в кратчайшие сроки расправился с местными радикальными националистами, пытавшимися очистить регион от русских и татар.

1921
год
Эйтингон поступил на Восточный факультет Военной академии РККА в Москве

Всего за два года он постиг азы военной науки, освоил итальянский, французский, испанский и английский языки. После этого он попал на работу в иностранный отдел Особого государственного политического управления (ИНО ОГПУ).

Из-за служебных перипетий личная жизнь разведчика складывалась непросто. В 1924 году Наум стал отцом — первая жена родила ему сына. Однако брак оказался непрочным, и супруги расстались. Второй женой Эйтингона стала Ольга Зарубина — бывшая супруга не менее знаменитого разведчика Василия Зарубина.

Первая зарубежная командировка Наума состоялась в 1925 году. Эйтингон под псевдонимом Леонид Наумов — по легенде советский вице-консул — отправился в Китай. Там он прошел путь от замглавы резидентуры в Шанхае до резидента Особого государственного политического управления (ОГПУ) в Харбине.

Вскоре Эйтингон получил первое важное задание: уничтожить генералиссимуса Чжан Цзолиня — лидера Фэнтянской клики, северо-восточной группировки китайских милитаристов

Под контролем клики находилась Маньчжурия — регион, называвшийся «Три восточные провинции». Режим Цзолиня активно поддерживался императорской Японией, которая мечтала оккупировать Маньчжурию.

В то же время восстановить контроль над регионом пытались китайские национал-революционеры, выступавшие на стороне СССР. Для устранения мятежного генералиссимуса Наум решил вспомнить эсерское прошлое — заминировать железную дорогу, по которой 4 июля 1928 года из Пекина в Шеньян должен был ехать Цзолинь. Местом покушения был выбран мост близ провинции Хуангутунь — этот участок не контролировался людьми Цзолиня.

05:23
В это время прогремел взрыв — генералиссимус получил тяжелые ранения и спустя несколько часов скончался

Пять лет спустя, в 1933 году, Эйтингон стал главой нелегальной разведки страны. В период с 1932 по 1936 год он побывал в США, Франции, Бельгии, Китае, Ираке, Афганистане, Иране и Германии. Его вклад в развитие советских нелегальных резидентур был высоко оценен руководством: разведчику присвоили звание майора госбезопасности.

«Я не был в восторге от Хемингуэя»

В 1936 году в Испании вспыхнула Гражданская война: правительство Народного фронта в лице республиканцев и лоялистов пыталось дать отпор националистам во главе с пытавшимся устроить госпереворот генералом Франсиско Франко. Франкистов активно поддерживали Германия, Португалия и Италия.

СССР встал на сторону республиканцев, отправив в Испанию не только военную и гуманитарную помощь, но и группу чекистов, в составе которой был заместитель резидента Эйтингон, известный тогда как Леонид Котов

В его обязанности как руководителя линии «Д» резидентуры НКВД СССР в Испании входило создание партизанских групп и обучение диверсантов, которых планировали засылать в тыл врага. Во время своего пребывания в Испании Эйтингон познакомился со знаменитым писателем Эрнестом Хемингуэем — он посещал лагерь по подготовке бойцов-республиканцев, которых насчитывалось около пяти тысяч человек.

Позже писатель использовал впечатления от той поездки в романе «По ком звонит колокол». Впрочем, сильного впечатления на Эйтингона он не произвел.

В 1938 году, преуспев в деле подготовки диверсантов, Эйтингон возглавил испанскую резидентуру. Он провел много успешных операций, в частности, — уберег от покушения лидера испанской компартии Долорес Ибаррури, автора знаменитой фразы No pasaran! («Они не пройдут!») Позже Эйтингон побывал во Франции, куда смог переправить руководство испанской компартии и республиканцев, а заодно завербовал племянника главы испанской фашистской партии Примо де Риверы.

500
миллионов долларов
золотого запаса Испании доставил в Москву Эйтингон весной 1939 года

При непосредственном участии разведчика надежное убежище и новую родину в СССР нашли несколько тысяч жен и детей республиканцев, которых Франко приказал уничтожить.

Дело Троцкого

Вернувшись из Франции, Наум попал в водоворот последствий так называемой ежовской чистки, в ходе которой были отправлены в лагеря или расстреляны 275 из 450 сотрудников внешней разведки.

Сам того не ведая, разведчика спас от смерти опальный революционер Лев Троцкий. Международная обстановка осложнялась, а Троцкий, пользуясь непререкаемым авторитетом в международном коммунистическом движении, собирался лишить СССР позиции лидера и оставить сталинское правительство без столь необходимой ему поддержки.

Тогда Сталин решил устранить обосновавшегося в Мексике противника, и помощь опытного в таких делах Эйтингона оказалась как нельзя кстати. Наум получил псевдоним Том и начал разработку операции «Утка». План был представлен Сталину летом 1939 года. Среди прочего в нем были обозначены все возможные методы устранения объекта:

Для реализации плана были созданы две группы террора. Первую из них, получившую название «Конь», возглавлял мексиканский художник Давид Сикейрос. К работе был привлечен человек, знавший одного из телохранителей Троцкого. 23 мая 1940 года он постучал в ворота виллы Троцкого, телохранитель узнал приятеля и приоткрыл дверь. В следующую секунду на территорию ворвался отряд боевиков: они вбежали в особняк и открыли шквальный огонь. Но тогда Троцкий успел спрятаться и выжил.

После провала первой группы в дело вступила вторая — «Мать». Руководила ею сотрудничавшая с советской разведкой испанская аристократка Каридад Меркадер.

Исполнителем убийства стал ее сын Рамон, завербованный советской резидентурой в 1937 году

В конце 1939 года Меркадеры встретились с Эйтингоном в Мексике, куда он прибыл из Европы через Нью-Йорк. Получив четкие инструкции от разведчика, Меркадер под видом сына бельгийского дипломата сумел очаровать сестру секретарши Троцкого, которая была вхожа в его дом. Под видом ее жениха Рамон стал частенько бывать в особняке политика. 20 августа 1940 года Меркадер пришел на виллу и попросил Троцкого оценить свою статью для газеты.

Рамон дождался, когда Троцкий склонится над рукописью, и ударил его в затылок спрятанным под плащом ледорубом. Рана оказалась смертельной — на следующий день Троцкий скончался

Его смерть фактически обезглавила троцкистское движение. А Эйтингон благодаря успеху операции избежал репрессий. Вместе с Каридад Меркадер он полгода скрывался на Кубе, а затем по поддельным документам вернулся в Москву через США и Китай. В мае 1941-го разведчик был награжден орденом Ленина и назначен заместителем начальника 1-го (разведывательного) управления НКГБ СССР.

Взрыв на бульваре

С началом Великой Отечественной войны работы у Эйтингона заметно прибавилось — он занялся подготовкой диверсантов для заброски в тыл врага. Базой для тренировок стал столичный стадион «Динамо», где проходили обучение спортсмены, иностранные коммунисты и советские разведчики. Все они вошли в состав войск Особой группы, которая в октябре 1941-го была оформлена в Отдельную мотострелковую бригаду особого назначения (ОМСБОН).

Диверсанты работали слаженно и четко: группа Николая Кузнецова — знаменитого разведчика, подготовленного Эйтингоном, — в ноябре 1943 года уничтожила немецкого генерала Макса Ильгена

Наладив подготовку диверсантов, Эйтингон в должности пресс-атташе посольства был командирован в Турцию, где перед ним была поставлена задача не допустить вступления страны в войну на стороне Германии. Вместе с ним под видом жены (по другим данным — секретарши) Люси отправилась опытная парашютистка Муза Малиновская.

Главной угрозой для СССР был посол Германии в Стамбуле: у Франца фон Папена была задача привлечь Турцию в качестве союзника Гитлера. Фон Папен организовал обширную шпионскую сеть и активно поддерживал турецкие антисоветские организации, привлекая в них беженцев из Азербайджана и Грузии.

Для устранения фон Папена Эйтингон привлек 26-летнего жителя Болгарии турецкого происхождения, который должен был бросить в посла бомбу. Покушение состоялось в феврале 1942 года, когда посол с женой совершал вечернюю прогулку по бульвару Ататюрка.

План был проработан до мелочей, но подвела техника — бомба взорвалась в руках диверсанта, едва он успел выдернуть чеку. Он погиб, а фон Папен и его жена отделались контузией

Впрочем, несмотря на провал операции, Эйтингон своего добился: испуганный посол свернул свою активность, и Турция сохранила нейтралитет.

Игра «Престола»

Наум вернулся в Москву, где стал заместителем Павла Судоплатова — главы созданного в январе 1942 года особого 4-го управления НКВД. При активном участии Эйтингона были проведены две успешные оперативные игры.

1942
год
Началась оперативная игра, получившая название «Монастырь»

Под видом перебежчика к немцам отправился опытный разведчик Александр Демьянов. Он сумел убедить немецких коллег в существовании «Престола» — выдуманной подпольной антисоветской организации, якобы действовавшей в СССР.

Русский дворянин, поэт Борис Садовский даже не подозревал, что назначен лидером несуществующей тайной организации. Измученный тяжелой болезнью, он доживал свои дни в Новодевичьем монастыре

Фашисты поверили в легенду Демьянова и отправили его на курсы абвера — службы военной разведки и контрразведки Третьего рейха. В надежде получать ценную информацию и наладить работу с «Престолом» фашисты переправили Демьянова в качестве своего агента под псевдонимом Гейне в СССР. Вскоре от агента начала поступать дезинформация, которую фашисты принимали за чистую монету. Более того, за заслуги перед вермахтом Александр Демьянов был награжден немецким орденом Железный крест.

В ходе операции «Монастырь» советская контрразведка захватила миллионы рублей, которые немецкое командование направляло «Престолу», и задержала около 50 вражеских агентов, отправленных для координации действий подполья с абвером

Потом последовала оперативная игра под названием «Березино». В августе 1944 года Гейне передал в немецкий штаб информацию, что в лесах Белоруссии близ реки Березины застряла фашистская воинская часть численностью около 2000 человек под командованием полковника Генриха Шерхорна (давно завербованного СССР). Ситуация была выставлена как катастрофическая: у немцев якобы насчитывалось около 200 раненых и не хватало боеприпасов и продовольствия, что делало невозможным их прорыв за линию фронта.

Как и ожидал Эйтингон (в составе опергруппы он лично прибыл к предполагаемому месту дислокации окруженной части), немцы поверили и поспешили на помощь окруженцам. В оперативную игру поверил даже опытный немецкий диверсант Отто Скорцени — в декабре 1944 года он направил к Березине шесть своих специалистов, которые сразу же попали в плен. В период с сентября 1944-го по май 1945 года немецкие самолеты регулярно сбрасывали «своим» боеприпасы, медикаменты и обмундирование.

25
немецких шпионов один за другим бесследно пропали в белорусском лесу

Гейне тем временем сообщал немцам, что часть Шерхорна проводит успешные диверсии в тылу советских войск. После взятия Красной армией Берлина представители немецкой разведки связались с Гейне и сообщили, что в связи с поражением Германии часть Шерхорна они больше спасать не будут. Игра «Березино» была успешно завершена.

Заговор сионистов

По окончании войны за заслуги перед Отечеством Эйтингон был награжден орденом Суворова 2-й степени и получил звание генерал-майора. Без дела он не сидел — помогал китайским коммунистам подавить восстание сепаратистов-уйгуров в Синьцзяне, боролся в Литве с коллаборационистами — так называемыми лесными братьями.

Однако при очередном возвращении из Литвы в 1951 году Наума ждал неприятный сюрприз: прямо у трапа самолета он был задержан по обвинению в сионистском заговоре в Министерстве государственной безопасности (МГБ). Подоплекой этого дела стало убеждение Сталина, что «сионисты» хотят устранить его через «врачей-вредителей».

Эйтингона арестовали и отпустили только весной 1953 года, восстановив в партии и вернув все награды. В мае он стал заместителем начальника 9-го отдела МВД (борьба с терроризмом и диверсиями), но уже в августе его арестовали снова: на этот раз — за «пособничество» Лаврентию Берии. По этому же делу задержали Павла Судоплатова.

Последний рыцарь советской разведки

Избежать очередного тюремного срока Эйтингону не удалось — он получил 12 лет, срок отбывал во Владимирской тюрьме. В заключении у разведчика обнаружили рак.

С большим трудом его родственникам удалось договориться, чтобы операцию проводил не тюремный врач, а самый лучший по тем временам московский хирург

Эйтингона спасли. Отсидев десять лет (два года были зачтены ему за арест по прошлому обвинению), он вышел на свободу, где его ожидал новый удар. В 1966 году скончалась его жена Ольга. В последние годы жизни она сильно болела: сказались несколько перенесенных ранее инфарктов.

Через несколько лет после смерти жены Эйтингон завязал отношения с бывшей переводчицей советского консульства Евгенией Пузеревой, с которой прожил всю оставшуюся жизнь. Бывший разведчик умер в мае 1981 года.

Реабилитировали Наума Эйтингона лишь в 1992 году.

Переход на спецпроект