Новости партнеров
Прослушать статью

Железный человек

Как советский штангист Власов стал олимпийским чемпионом, кумиром Шварценеггера и соперником Ельцина

Юрий Власов
Юрий Власов
Фото: Машатин / РИА Новости

13 февраля не стало Юрия Власова — прославленного советского тяжелоатлета и олимпийского чемпиона. Его способности поражали современников, а знаменитый Арнольд Шварценеггер называл Власова своим идолом. Но не одни только спортивные достижения русского гиганта восхищали всех, кому посчастливилось знать его. «Лента.ру» — о самом необычном герое железного спорта.

Последний богатырь

Будущий чемпион родился в семье дипломата и разведчика, полковника Красной армии Петра Власова в Макеевке (тогда — Сталинская область, УССР) в 1935 году. Казалось, карьера Юрия была предопределена: его отправили в Саратовское суворовское училище. Власов окончил его с отличием в 1953-м и отправился в Москву, где учился в Военно-воздушной инженерной академии имени Н. Е. Жуковского. Уже в годы учебы Власов влюбился в спорт. Сперва — это легкая атлетика, лыжи, плавание. Ради самостоятельной тренировки Власов мог встать задолго до общего подъема.

Задатки юного спортсмена видны невооруженным глазом. Редкая антропометрия — уже в 15 лет Юрий весил 90 килограммов при росте в 185 сантиметров — сочеталась с самодисциплиной. Власову посоветовали сосредоточить талант и старание на чем-то одном. Этим «одним» и стал силовой спорт — тяжелая атлетика.

Вспоминая о Власове, любят подчеркивать, что советского спортсмена не раз упоминал сам Мистер Олимпия и Терминатор Арнольд Шварценеггер. Железный Арни действительно называл его идолом. Еще подростком Шварценеггер посетил чемпионат мира в Вене в 1961 году. Тогда Власов поднял над головой штангу весом 190,5 килограмма, выиграл золото того турнира. Среди многотысячной публики и был юный Арнольд.

В автобиографической книге Шварценеггера «Вспомнить все» Власов назван «русским великаном». И позже, уже будучи звездой экрана, Арнольд не раз упоминал Юрия, как, впрочем, и других советских тяжелоатлетов 1960-х — например, Леонида Жаботинского. Навряд ли это можно было бы назвать дежурной любезностью в адрес российского зрителя. Шварценеггер встретился с одним из героев юности еще в 1988 году в московском тренажерном зале «Атлетика». Голливудский актер приехал в СССР во время съемок фильма «Красная жара». Картина о дружбе советского милиционера и чикагского копа увидела свет летом того же года.

Шварценеггера восхищали Стив Ривз, Власов, Жаботинский и другие герои культуризма и тяжелой атлетики 1950-х и 1960-х, но кто же стал путеводной звездой в спорте для самого Власова?

Кто знает, чем бы занимался будущий знаменосец сборной СССР, если бы в его руки не попала брошюра «Путь к силе и здоровью», изданная еще в дореволюционное время. Книга автора Георга Гаккеншмидта, прославленного силача «старой школы». Прибалтийский немец выигрывал турниры и по тяжелой атлетике, и по вольной борьбе. В Европе его прозвали Русским львом. Знания и опыт силача, изложенные в книге, спустя годы и впитал юный Власов. Тогда он наверняка и не мечтал, что когда-нибудь пожмет руку крепкому старику Гаккеншмидту.

С 1957 года Власов тренировался под началом Сурена Богдасарова — на тот момент действующего тяжелоатлета, мастера спорта СССР. В подготовке будущего чемпиона работа с железом сочеталась с, казалось бы, бесконечно далекими от него плаванием, футболом и баскетболом. Это позволило Власову выработать выносливость, координацию. И сделало его совсем не похожим на силачей его времени даже внешне.

Во второй половине 1950-х и начале 1960-х в тяжелой атлетике правили представители американской школы. Это тучные, мощные атлеты. Тот же Пол Андерсон, с которым Власов не раз соперничал на помосте, набирал до 170 килограммов. Максимальный соревновательный вес самого Юрия — 136,4 килограмма.

Для западных журналистов Власов и вовсе стал находкой. Уж совсем он не был похож на того, кто все свободное время проводит в тренажерном зале. Начитанный, эрудированный джентльмен. Очки только дополняли этот образ

И на союзных, и на международных соревнованиях Власов не раз заставлял зрителей аплодировать стоя. Очевидцы признавались, глядя на советского атлета, казалось, что пределов в развитии физической силы просто не существовало. При этом успехи Власова лишь отчасти можно было объяснить природным талантом. Богдасаров вместе с учеником накопили множество тетрадей с подробным описанием тренировочного процесса. Для них фундаментом тяжелой атлетики была методология, теория. И что удивительно, оба охотно делились секретами даже с соперниками.

А соперничал Власов с лучшими. На Олимпиаде-1960 в Риме он завоевал золото и разделил пьедестал со звездами американской тяжелой атлетики Джеймсом Брэдфордом и Норбертом Шемански. При этом советский спортсмен заочно соревновался и с легендарным Андерсоном. Набрав в троеборье феноменальные 537,5 килограмма, он установил мировой рекорд, перекрыв не просто лучший результат Андерсона, но и неофициальный рекорд американского силача (533 килограмма).

А спустя четыре года главным оппонентом Власова стал его соотечественник Жаботинский. Их поединок за золото Олимпиады-1964 вылился в противостояние умов. Спустя годы Юрий признавал — тогда соперник его перехитрил. Ключевым упражнением стал толчок, а главное в схватке двух силачей оказалось скрыто от публики.

Жаботинский всем видом демонстрировал, что не может соперничать со старшим товарищем. Он толкнул 200 килограммов, сделал это натужно, будто бы с трудом. Власов проглотил наживку, решив, что соперник внутренне уже сдался. Перед ним замаячило золото. Власов уверенно толкнул сперва 205, потом 210 килограммов. Тут вес на снаряде вырос до 217,5 килограмма, что на тот момент превышало мировой рекорд. Жаботинский потянул штангу и тут же бросил ее на пол.

Для Власова в тот момент все стало ясно. В свой подход он едва не дожал штангу, но все же потерпел неудачу. В своих воспоминаниях Власов корил себя. Тогда он уже чувствовал себя победителем и просто решил, что побьет рекорд на следующих соревнованиях. У оппонента оставалась последняя попытка, у Власова — уже ни одной. И тут Жаботинский толкает штангу. Знаменосцу сборной на тех Играх ответить было попросту нечем. Он пожал руку сопернику и товарищу по сборной. Но токийское серебро стало для него тяжелейшим ударом. С тех пор Власов больше не появлялся на международных соревнованиях. По сути, уже после Игр он покинул спорт. Ненадолго он вернется к активным тренировкам только спустя два года, от безденежья. Медаль на чемпионате Москвы несколько поправила материальное положение некогда главного силача страны. Тех 850 рублей ему хватило на полгода.

Хотя, возможно, легендарный советский атлет и вовремя покинул помост. Власов выступал до того, как в силовом спорте распространились анаболики. За развитием этой опасной тенденции Юрий наблюдал уже будучи силачом в отставке и не скрывал своего к ним отношения.

«Сильный человек мог ничего не выиграть, а тот, у кого крепкая печень, мог провернуть через себя всю эту химию и победить. Появилось много махинаторов. Ушла методика, культура тренировок — это нанесло огромный урон самому спорту. Тренер-методист стал не нужен, а на его место пришел тренер-фармаколог», — говорил Власов.

Демократ против перестройки

Вне помоста Власов сосредоточился на том, что упорно называл любимым делом, — литературе. Он писал и художественные, и публицистические тексты. Погрузился в архивы и дневниковые записи своего разведчика-отца. Так он пытался восполнить нехватку личного общения при жизни. Отец служил, он — учился. Власова старшего не стало в 1953-м. Итогом этого заочного общения с отцом стала книга «Особый район Китая. 1942-1945», изданная в 1973 году.

Труды Власова о спорте, жизни, здоровье раскрыли его совсем с другой стороны. Неоднократный призер самых разных турниров оказался противником спорта высоких достижений. Ему был близок подход, распространенный в 1920-1930-х годах, когда спорт позиционировался прежде всего как культура тела, а не бесконечная гонка за результатами. Ведь советские власти игнорировали буржуазные соревнования. Только спустя годы отечественные спортсмены окажутся на фронтах идеологической войны двух систем.

Об этом неоднозначном, противоречивом отношении к спорту говорит и то, что Власов всегда уважал советского хоккеиста Всеволода Боброва, который, впрочем, был далеко не самым образцовым атлетом. Оба гиганта советского спорта на аренах представляли армейский клуб.

«Мне он нравился. Недостаточно воспитанный, недостаточно сдержанный, прямолинейный, обидчивый, бывало и хмельной… с множеством ошибок. Я с ним очень дружил до последних дней его жизни. Изорванный, сломанный, вместо колен — крошево», — вспоминал о драгоценном друге Власов.

Гонка за рекордами «наградила» Власова жуткими проблемами со спиной. В 1978-м он перенес тяжелые операции на позвоночнике. Олимпийский чемпион, поднимавший сотни килограммов, из-за болей в спине не мог бегать или долго ходить. А по ночам был вынужден спать в одном положении. При этом даже в почтенном возрасте Власов сохранил привычку к тренировкам — в 70 лет, например, он поднимал 185 килограммов.

В конце 1980-х пресловутый ветер перемен не мог не подхватить Власова. Его увлекла перестройка, пьянящая декоммунизация. С трибуны Совета народных депутатов уже в качестве парламентария он призывал к демократическим преобразованиям, обрушивался с критикой на выродившихся коммунистов.

Когда же с обрушением коммунистических идолов по всей стране упали и промышленность, и медицина, и уровень жизни, Власов обнаружил себя в оппозиции к архитекторам и бенефициарам той самой перестройки. Уже в 1992 году он критиковал экономические реформа Гайдара и Чубайса, требовал отставки тогдашнего правительства. Власов умудрился это сделать со страниц проельцинских «Курантов».

В 1996 году Власов и вовсе вступит в прямое соперничество с Ельциным. Именитый чемпион участвовал в президентских выборах. В программе еще недавно гордо покинувший КПСС Власов будет говорить о социальных гарантиях населению, увеличении расходов на медицину и образование и даже восстановлении прежних границ СССР. Об этом практически не вспоминают — легендарный тяжелоатлет набрал всего 0,2 процента голосов. Попытки привлечь к предвыборной кампании Железного Арни провалились. Сам же Власов объяснил неудачу грязной игрой будущего президента.

«Тогда я столкнулся с такой ложью и клеветой. Меня неоднократно приглашали в "Президент-Отель", где был штаб Ельцина. Я мог сделать выбор. Или играть по их правилам, и тогда бы мне предложили партию, деньги, высокий рейтинг, широкий доступ в СМИ. Или полная блокада в печати, ноль процентов на всех выборах, очень трудное будущее. И я этот выбор сделал... Тогда за две недели до голосования по стране пустили "Спецвыпуск" с некрологом, что я умер. Сейчас 2005 год. На книжной выставке к директору издательства, что сейчас выпустил мою книгу "Красные валеты", подошла женщина и спросила: "А разве Власов жив?" Я знаю подноготную выборов», — так вспоминал эту пору Власов в интервью «Комсомольской правде».

Уступив в неравной борьбе, он так и не вернулся в политику. Власов не присоединился к красно-коричневым, самым ярким представителем которых был Эдуард Лимонов. Он ушел в литературу, в семью.

В январе 85-летнего Власова госпитализировали. Чуть позже сообщили, что именитому спортсмену стало лучше. А 13 февраля Русский гигант пал. Но он оставил после себя не сухие цифры или рекордные килограммы. Он наградил нас книгами, мыслями. Он был большим и сложным. Железным человеком.

Спорт 00:01 1 марта
Камила Валиева

«Я была в шоке: думала, это конец»

Триумф Валиевой, слезы Косторной, ликование Туктамышевой. Чем запомнится финал Кубка России?