Новости партнеров
Прослушать статью

Так не победим

Белорусская оппозиция представила план борьбы с Лукашенко. Почему он обречен на неудачу?

Фото: AP

В бурном противостоянии белорусской власти и оппозиции наступило затишье. Одни воспринимают его как временную передышку, а другие — как затухание протестного движения. Президент Лукашенко явно относится ко вторым, а потому решил, что время работает на него, и выбрал тактику на затягивание реформ. На недавнем Всебелорусском собрании он обозначил примерные и весьма продолжительные сроки работы над поправками в конституцию. Лидеры оппозиции, в свою очередь, попытались взбодрить своих порядком измотанных сторонников и представили им новую «Стратегию победы» от Светланы Тихановской. Смысл этого послания в том, чтобы перезапустить протестное движение или хотя бы придать ему новый импульс. «Лента.ру» изучила манифест противников Лукашенко и пришла к выводу, что их ожидают трудные времена.

«Система с нуля»

С самого начала протестных акций разрозненная белорусская оппозиция пыталась сформировать единый центр принятия решений и нащупать рычаг управления протестными массами. Безуспешные попытки найти поддержку среди силовиков или чиновников поставили оппозицию в патовое положение: ни элиты, ни общество не увидели внятной программы выхода из хронического кризиса, протест начал терять активных сторонников, а режим продолжил задержания и суды в больших масштабах, не опасаясь серьезного сопротивления внутри страны.

Экс-соперницу Лукашенко на выборах и лидера протеста Светлану Тихановскую неоднократно критиковали за отсутствие четкого плана действий. Ее команда решила это исправить аккурат к Всебелорусскому народному собранию (ВНС), на которое возлагались большие, но бессмысленные надежды.

Всебелорусское народное собрание прошло 11-12 февраля. Это мероприятие имеет сомнительный статус: в нормативных актах и законах Республики Беларусь оно никак не зафиксировано, скорее это прогосударственный форум тщательно отобранных делегатов. Однако когда Лукашенко впервые объявил о его созыве осенью прошлого года, у белорусской оппозиции появилась надежда на диалог с режимом по поводу долгожданной новой конституции страны.

Лукашенко еще в конце года пресек все домыслы, заявив, что ВНС никаких полномочий по смене основного закона страны не получит. Это не стало сюрпризом, учитывая отсутствие правового статуса форума, но оппозиция заподозрила президента в попытке все-таки осуществить под ширмой собрания конституционный переворот — то есть провести удобные для себя поправки через имитацию обсуждения среди лояльных власти делегатов. Но в итоге даже до этого дело не дошло. Собрание превратилось в классический номенклатурный съезд, на котором повторялись уже многократно звучавшие программные заявления и прозвучал лишь примерный срок подготовки проекта новой конституции — конец года.

Тихановская и оппозиция еще об этом не знали, когда 9 февраля представили свою обновленную глобальную «Стратегию победы» по дальнейшей борьбе с Лукашенко. Но, независимо от исхода собрания, им давно требовалось вернуть себе внимание сторонников.

Новый план, на первый взгляд, представляет собой консолидированную повестку всех несистемных политических сил. Отмечается, что в ее разработке приняли участие как члены Координационного совета оппозиции, так и представители бывших предвыборных штабов главных соперников Лукашенко — Цепкало, Бабарико и самой Тихановской.

Согласно новому плану, сразу после завершения переговоров о транзите власти наступит «победа гражданского общества». Под ней подразумевается выполнение требований протестующих, которые неоднократно звучали с начала кризиса, в том числе в интервью Марии Колесниковой «Ленте.ру». Они включают отставку Лукашенко и всего руководста страны с проведением новых выборов президента, а также освобождение всех задержанных за политическую позицию и привлечение к ответственности силовиков, уличенных в пытках.

Победе должны предшествовать масштабные акции протеста, освобождение политических заключенных и возвращение в Белоруссию изгнанных политиков. После успешного окончания переговоров Тихановская обещает провести в стране парламентские и президентские выборы, а также начать широкое обсуждение новой демократической конституции. Штаб Тихановской рассчитывает, что в мае, после освобождения заключенных, лидеры протеста «в сопровождении международных партнеров и наблюдательных миссий» возвратятся в Беларусь для диалога о смене власти.

При этом стратегия умалчивает, с кем конкретно общество должно вести диалог о своей дальнейшей судьбе и почему режим, выдержавший политические катаклизмы 2020 года, давление ЕС, прекращение грузооборота с портами Прибалтики и прочее, должен рассыпаться под новой волной протестов. Вместо этого белорусам предлагается вернуться к старым и, откровенно говоря, не оправдавшим себя методам давления на власть: итальянским забастовкам, стачкам на промышленных предприятиях и ненасильственной борьбе на улицах.

В «Стратегии» аккуратно подмечается, что к настоящему моменту ни одна сторона не обладает достаточными силами для перевеса: Лукашенко уже не может задавить народный гнев и «вернуть все как было», а к мнению оппозиции чиновники и силовики пока прислушиваться не готовы. Столь длительное отсутствие прогресса на пути к победе Тихановская объяснила «наращиванием ресурсов»: протестующие не проиграли, они все это время накапливали силы для новой схватки. При этом она упустила из виду, что сотни уголовных дел и посадки оставшихся в стране активистов серьезно деморализовали протестующих.

Но все же лидер оппозиции намекает на скорый износ репрессивной машины. Она полагает, что у режима не хватит экономических и моральных средств поддерживать преследование несогласных в большем масштабе. Серьезные надежды на поднятие боевого духа у граждан политик возложила на памятную дату — неофициальный день независимости Белоруссии.

Ставки сделаны

Праздник прозападного крыла белорусской оппозиции под названием День воли ежегодно отмечается 25 марта. В 1918 году в этот день под контролем германской оккупационной администрации была провозглашена независимость Белорусской народной республики (БНР) от Российской империи. Кстати, именно ее бело-красно-белый флаг и герб сейчас используют протестующие.

После Первой мировой войны кайзеровские войска покинули регион, и большевики быстро расправились с марионеточным образованием. Во время развала СССР памятная дата стала ассоциироваться у белорусов с историческим обретением суверенитета. На протяжении почти трех десятилетий оппозиция устраивала в этот день массовые шествия, которые порой кончались столкновениями с ОМОНом. До 2018 года Лукашенко активно препятствовал проведению праздника, однако потом неожиданно для всех сменил риторику. Произошло это в период осложнения отношений с Россией из-за споров по поводу скидок на нефть и газ и продолжения интеграции в рамках Союзного государства.

«Это народное собрание продемонстрировало важнейшие ценности, значимые для нас до сего дня: свое государство, его социальный характер и тот факт, что только народ, его воля, коллективный разум и лидеры могут стать настоящим источником независимости», — высказывался Лукашенко о создании БНР в марте 2018 года. Пророссийские СМИ в республике тогда обвинили белорусского лидера в заигрывании с националистами.

В нынешних условиях белорусская администрация ожидаемо постарается всеми силами пресечь проведение массовых акций, потому что националисты снова стали «врагами режима». Однако оппозиция рассчитывает, что памятная дата оживит затухший протест и предоставит очередной повод говорить о репрессиях на международном уровне.

При этом противники режима, очевидно, не могут гарантировать, что народные выступления не превратятся в беспорядки, которые могут дать повод Минску еще сильнее развернуть чистки среди несогласных. С другой стороны, вероятно, оппозиция и делает ставку на такой исход. Именно насилие со стороны силовиков в первые дни после президентских выборов кратно увеличили численность протестующих на улицах белорусских городов, а митинги против фальсификации итогов голосования превратились в выступления против политических преследований. Безусловно, хоть влияние на белорусское общество Тихановской и Координационного совета после их вынужденной эмиграции остается малым, протестующие уже показали способность к самоорганизации. Однако и масштабы репрессий существенно выросли по сравнению с августом 2020 года.

Невзирая на это, в «Стратегии победы» оппозиция утверждает, что новые акции смогут вызвать «эрозию» силового корпуса. Предполагается, что новая волна милицейского насилия в совокупности с большим числом вышедших позволит спровоцировать очередную волну увольнений среди правоохранителей. В реальности ситуация может оказаться прямо противоположной.

В случае перехода протеста в полноценную гражданскую войну и неконтролируемое насилие обещанное помилование непричастным к преступлениям силовикам уже не смогут обеспечить ни Тихановская, ни общественные инициативы наподобие объединения бывших силовиков BYPOL, которое разоблачает мучителей заключенных и помогает уволенным милиционерам, и которое, согласно «Стратегии победы», должно стать главной площадкой диалога между силовиками и протестующими.

Кроме того, при таком раскладе шквал критики в адрес протестующих может подняться и на Западе, и финансовая поддержка со стороны международных организаций существенно сократится. Европа, привыкшая осуждать насилие, вряд ли захочет взять на себя ответственность за происходящие расправы. Лукашенко, в свою очередь, может получить сильный козырь на переговорах с Россией и не преминет воспользоваться этим шансом, чтобы просить Кремль обеспечить помощь в борьбе с беспорядками.

Речь идет об обязательствах Москвы по предоставлению резерва силовиков в рамках договора о Союзном государстве. Этот резерв был сформирован еще в августе, но не пригодился и был расформирован. Пока. Президент России Владимир Путин уже обозначил ситуацию, когда Москва может прийти на помощь Минску.

Москва слезам не верит

Белорусская оппозиция, изначально рассчитывавшая на переговоры с Россией и еще летом умолявшая президента Владимира Путина повлиять на ситуацию в стране, за последние несколько месяцев резко сменила риторику.

Теперь Тихановская в «Стратегии победы» называет Москву не иначе как «международным ресурсом Лукашенко», поддерживающим режим и не желающим трансформации. Более того, через несколько дней после публикации документа, рассчитывая снискать поддержку в Киеве и Брюсселе, она в открытую заявила, что Крым является частью Украины, и сравнила ситуацию на полуострове с происходящим в Белоруссии.

Безусловно, такие заявления не только не укрепили ее влияния, но и вызвали разочарование у пророссийски настроенной части белорусского общества, а это по-прежнему большинство граждан страны. Позиция Москвы тем временем осталась непреклонной: разрешить затянувшийся кризис в стране способны лишь политические реформы и укрепления двусторонней интеграции.

Однако масла в огонь в очередной раз решил подлить и сам Лукашенко. Выступая на Всебелорусском народном собрании, он прямо заявил, что не заинтересован в углублении политических связей с Россией, и предложил сконцентрироваться на межотраслевом сотрудничестве. В частности, президент указал, что не видит смысла в «формировании каких-либо новых наднациональных органов» в Союзном государстве, и при этом пожелал «укреплять экономическое партнерство» двух стран.

Звучали на съезде и более радикальные заявления в адрес Москвы. Так, бывшая кандидат в президенты и ярая белорусская националистка Анна Канопацкая прямо возложила ответственность за сложившийся кризис на Россию и предложила потребовать у нее «многомиллиардные компенсации», а в случае отказа рекомендовала Лукашенко отозвать свою подпись под Союзным договором.

Несмотря на то что Канопацкая считается спойлером реальных оппозиционных политиков и подконтрольной фигурой в лагере националистов, она стала одним из немногих «карманных критиков» Лукашенко, которым позволили выступить на съезде. Безусловно, такой открытый выпад в сторону России не мог прозвучать на форуме без санкции белорусской администрации. Последствия столь серьезного оскорбления не могут не сказаться на позиции Москвы во время встречи Путина и Лукашенко, которая пройдет в конце февраля.

Так или иначе, у Кремля сейчас, вероятно, нет серьезных поводов менять мнение в отношении прозападных сил в Белоруссии в лице Тихановской. А попытки Лукашенко в очередной раз отказаться от политической интеграции с Россией могут поставить под удар экономическую стабильность его режима. К тому же обещанный ранее проект изменений в конституцию страны так и не был представлен на съезде, что еще больше дискредитирует позиции белорусского лидера на грядущих переговорах с Москвой.

За все хорошее

Экспертное сообщество оценило стратегию Тихановской предельно холодно. Политолог Максим Семенов назвал представленную программу «сборником тостов», а не реальной политической повесткой. Шансы на мобилизацию сторонников оппозиции к весне он оценил невысоко.

Семенов добавил, что своей «Стратегией победы» белорусская оппозиция пытается реабилитироваться в глазах гражданского общества за упущенный шанс возглавить протест, тогда как режим Лукашенко все еще остается довольно крепким и монолитным. Пошатнуть его позиции, по мнению эксперта, неспособен даже раскол в экономической элите страны, связанный с преследованием крупных предпринимателей и банкиров.

«Единственное, что может кардинально изменить ситуацию, — это позиция России, которая может потребовать ухода Лукашенко. (…) Он обещал Москве реформу конституции в этом году, а теперь говорит, что проведет ее позже. Думаю, Россия будет ставить вопрос по этому поводу довольно жестко», — заключил Семенов.

С ним отчасти согласен и белорусский политолог Дмитрий Болкунец. Он полагает, что опубликованный документ — всего лишь попытка продемонстрировать некое влияние на протест, тогда как в реальности значимость Тихановской в глазах граждан фактически нивелирована с осени 2020 года. «Мы помним, как провалился ее октябрьский призыв к забастовкам. Это показывает отсутствие ее влияния на массы. (…) Она может еще сыграть свою дипломатическую роль на Западе, но не более того», — сказал собеседник в интервью «Ленте.ру».

Политолог уверен, что протесты в Белоруссии вспыхнут с новой силой к весне даже без участия изгнанного политика. По его словам, ожидаемая 25 марта ежегодная демонстрация может быть по масштабу сопоставима с летними акциями. Со временем выступления будут только радикализироваться. «В Белоруссии сейчас не существует определенной силы или движения, которое способно управлять протестами. В этой ситуации радикально настроенные протестующие могут использовать не принятые в цивилизованном обществе методы воздействия», — объяснил он.

Болкунец заверил, что у Минска даже без помощи из Москвы хватит экономических ресурсов поддерживать свой силовой аппарат в течение длительного времени, в первую очередь за счет урезания доходов населения и так называемой «стрижки бизнесменов». В последние годы регулярной практикой белорусских властей стали аресты видных предпринимателей, которых впоследствии освобождали за крупные суммы выкупа.

«В Белоруссии немало состоятельных людей. Эти суммы порой доходили до 50 миллионов долларов с человека, они могут быть направлены в том числе на выплаты "конвертных" зарплат силовикам», — добавил эксперт.

Александр Лукашенко долгое время поддерживал стабильность в Белоруссии благодаря советскому наследию, которое ему досталось в 90-х. Очевидно, что у Светланы Тихановской не хватит сил и ресурсов выбить эту почву из-под ног белорусского режима своей «Стратегией победы», и уж тем более обрести в этой затее союзника в лице России, что было бы важно: как уже писала «Лента.ру», российские субсидии обеспечивают 11 процентов ВВП страны. С другой стороны, действующий президент за шесть месяцев противостояния так и не сумел отыскать компромисс, способный успокоить общество и прекратить насилие над белорусами. Насколько чувствительным окажется отсутствие мирного решения в грядущие месяцы — время покажет.

Бывший СССР 00:0120 февраля

Мягкий агрессор

Как Филипп Киркоров стал главной «русской угрозой» для прибалтийских стран