Новости партнеров
Прослушать статью

Запад вводит жесткие санкции против Белоруссии. Устоит ли режим Лукашенко на этот раз?

Фото: Slawomir Kaminski / Agencja Gazeta / Reuters

Евросоюз и США ввели новые, более жесткие санкции против Белоруссии. Поводом стал инцидент с принудительной посадкой в Минске пассажирского самолета Ryanair и задержание летевшего на его борту сооснователя Telegram-канала NEXTA Романа Протасевича. В Брюсселе при этом признали, что ранее принятые меры против президента Александра Лукашенко и его окружения никак не повлияли на ситуацию в стране. Новые ограничения принципиально отличаются от прежних. Если раньше санкции были адресными и распространялись в основном на конкретных лиц, то теперь они затронут экономику Белоруссии — и могут нанести ей ощутимый урон. «Лента.ру» разбиралась, так ли страшны новые ограничения, как о них говорят на Западе, и подействуют ли они на этот раз.

Экономический удар

Четвертый пакет санкций против Белоруссии в ЕС начали готовить еще в феврале. На тот момент в санкционном списке ЕС уже находились 88 граждан республики, преимущественно чиновников, а также несколько юрлиц. Советник экс-кандидата в президенты Светланы Тихановской Франак Вячорка тогда утверждал, что к ним добавят аж 165 фамилий, а решение о конкретных ограничительных мерах будет принято в начале марта. Но время шло, а никаких новостей о новом пакете слышно не было.

Однако европейская дипломатия отреагировала молниеносно на инцидент с самолетом авиакомпании Ryanair, который в конце мая принудительно посадили в Минске. Политики не стеснялись в выражениях. Президент Литвы Гитанас Науседа назвал случившееся актом государственного терроризма против европейского сообщества, а глава Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен — угоном. Осудил «скандальное событие» и президент США Джо Байден.

78
граждан Белоруссии
попали в новый санкционный список ЕС, еще 16 — в список США. Это члены администрации президента, правоохранители и судьи

Саммит ЕС, который проходил 24-25 мая, посвятили Белоруссии, отложив «стратегическую дискуссию» об отношениях с Россией. Всего два часа потребовалось, чтобы согласовать новые санкции. Европейский совет призвал авиакомпании, зарегистрированные в ЕС, избегать воздушного пространства Белоруссии и дал распоряжение закрыть европейское авиапространство и аэропорты для белорусских авиалиний, в частности — авиакомпании «Белавиа». Тогда же было принято решение ужесточить разрабатываемый четвертый пакет санкций, дополнив его экономическими мерами.

Одновременно о возобновлении санкций и разработке нового пакета совместно с ЕС объявили и в США. 3 июня Вашингтон ввел полноценные ограничения в отношении девяти белорусских госпредприятий, ранее получивших льготы по ряду генеральных лицензий министерства финансов. Гражданам США запрещено участвовать в сделках с этими организациями, их имуществом или их долями в собственности. Им также настоятельно рекомендовали не посещать Минск.

Новый пакет ограничений, выпущенный Вашингтоном и Брюсселем 21 июня, действительно отличается от предыдущих. В нем также присутствует новый список физлиц, в основном чиновников. Обращает на себя внимание фамилия российского предпринимателя Михаила Гуцериева, чьи активы в ЕС будут заморожены. Кроме того, среди фигурантов списка — средний сын Лукашенко Дмитрий и жена его старшего сына Виктора Лилия.

Основные отличия нового пакета ограничительных мер в том, что теперь они включают экономические ограничения, которые затронут калийное производство, нефтяной и финансовый секторы белорусской экономики. Против последнего всерьез протестовала Австрия, имеющая интересы в банковской системе Белоруссии, однако ЕС все же удалось договориться о запрете для европейских банков оказывать Белоруссии услуги в сфере инвестиций и помогать этой стране в деле размещения краткосрочных облигаций и получения кредитов. Кроме того, ужесточились требования, касающиеся товаров двойного назначения, которые могут быть использованы белорусскими силовиками. Отменяется последнее исключение из эмбарго на поставки оружия Белоруссии, касающееся отдельных видов спортивного оружия.

В новом списке США 6 юрлиц, в том числе КГБ Белоруссии, изолятор на Окрестина в Минске, известный пытками заключенных, и управление по борьбе с оргпреступностью МВД Белоруссии. ЕС включил в список 8 юрлиц, среди них заводы МАЗ и БелАЗ, «Белаэронавигация» и «Новая нефтяная компания» (связана с российским бизнесменом Михаилом Гуцериевым)

Членам ЕС еще предстоит конкретизировать меры в рамках секторальных экономических ограничений, результаты обсуждения будут согласованы на Европейском совете 24-25 июня в Брюсселе и тогда вступят в силу. Но к санкциям уже сейчас присоединились Великобритания, Канада и Украина.

По информации литовского новостного агентства BNS, секторальные экономические санкции, среди прочего, могут включать в себя запрет на поставки белорусских удобрений в страны ЕС, а также запрет на их экспорт через территорию государств-членов ЕС. Несмотря на то что сам ЕС закупает сравнительно небольшое количество белорусских удобрений (около 8,5 процента от всего экспорта «Беларуськалия»), через Клайпедский морской порт в Литве проходит около 90 процентов всего экспорта белорусских калийных удобрений. Нетрудно предположить, что будет значить для «Беларуськалия» запрет на экспорт через территорию ЕС.

В Минске уже отреагировали на введение четвертого пакета санкций и назвали его враждебным шагом. По мнению главы комиссии белорусского парламента по международным делам Андрея Савиных, его принятие до окончания международного расследования инцидента с самолетом Ryanair — это сигнал, что «для Европейского союза там, где им выгодно, главенство права не работает».

«Мы не должны на них смотреть, как на врагов»

Официальному Минску не привыкать к давлению со стороны Запада. Впервые ЕС ввел санкции против Белоруссии еще в 1997 году из-за референдума, который состоялся в республике годом ранее и сильно расширил полномочия Лукашенко. Брюссель ограничил формат двусторонних отношений до уровня ниже министерского и приостановил ратификацию двух соглашений.

В 2004 году ЕС запретил въезд четырем высокопоставленным белорусским чиновникам: министру внутренних дел Владимиру Наумову, генеральному прокурору Виктору Шейману (с 2013 года — управделами президента), министру спорта и туризма Юрию Сивакову и бывшему руководителю СОБРа Дмитрию Павличенко. Их заподозрили в причастности к исчезновению оппозиционных активистов и журналистов. Тогда же в «черный список» добавили бессменную главу ЦИК Белоруссии Лидию Ермошину и командира минского ОМОНа Юрия Подобеда как ответственных за фальсификацию парламентских выборов и очередного референдума, который разрешил Лукашенко занимать президентский пост неограниченное число сроков.

В 1999 году в Белоруссии бесследно пропал экс-глава МВД Юрий Захаренко, спустя пару месяцев попали в ДТП и исчезли экс-председатель ЦИК Виктор Гончар и его друг, общественник и бизнесмен Анатолий Красовский. Все они ранее поддерживали Лукашенко, но затем вступили с ним в конфликт

В том же году президент США Джордж Буш-младший подписал «Акт о демократии в Белоруссии», запретив американским компаниям и учреждениям предоставлять стране займы и финансовую помощь. Представителей Вашингтона в Международном валютном фонде (МВФ), Всемирном банке и других организациях обязали голосовать против любого содействия Минску.

Позже и ЕС, и США расширяли санкции из-за президентских выборов 2006 и 2010 годов. Оба раза Лукашенко официально побеждал в первом туре. Оппозиция устраивала массовые протесты в центре Минска, которые были жестко разогнаны. Некоторые кандидаты оказались в тюрьме по обвинению в организации массовых беспорядков.

Санкционный список ЕС постоянно корректировался. «На пике» в нем состояли 243 человека и 29 организаций. Ограничения включали запрет на въезд, заморозку активов, запрет европейским предпринимателям вести с указанными юридическими лицами любую экономическую деятельность. Кроме того, было введено эмбарго на поставку в Белоруссию оружия и полицейской спецтехники.

Однако в 2015 году ограничительные меры смягчили. Как пояснили в Совете ЕС, это было сделано в ответ на освобождение политзаключенных и в контексте улучшения отношений с Белоруссией. В черном списке оставили только Наумова, Сивакова, Шеймана и Павличенко. Минфин США тоже приостановил ограничения в отношении концерна «Белнефтехим» и восьми связанных с ним предприятий. А еще через несколько лет белорусские власти активно заговорили о необходимости поменять отношения с Западом.

Примерно тогда же Лукашенко начал менять традиционно негативную риторику в отношении Запада. Уже через несколько лет он открыто выразил желание прорубить окно в Европу и начать с чистого листа диалог с США. После этого Минск и Вашингтон объявили, что вернут послов, которые покинули обе столицы более 10 лет назад.

Белоруссию посетили советник президента США по национальной безопасности Джон Болтон и государственный секретарь Майк Помпео. Как писала «Лента.ру», американские чиновники такого уровня не приезжали в страну более 20 лет. Все это происходило на фоне переговоров России и Белоруссии о дальнейшей интеграции в рамках договора о Союзном государстве, которому в тот год исполнилось 20 лет. Лукашенко еще в январе 2019-го заявил, что в ближайшие два года независимость Белоруссии будут «пробовать на зуб». Болтон же во время своего визита призвал белорусов решить, хотят ли они оставаться суверенными.

В декабре 2019 года, во время переговоров Лукашенко с президентом России Владимиром Путиным, в Белоруссии проходили акции в поддержку независимости — небольшие по количеству участников, но охватившие многие города. Хотя они не были согласованы, их никто не разгонял, а силовики, по свидетельствам очевидцев, получили указание работать «максимально культурно». Эксперты объясняли такую лояльность властей тем, что Лукашенко использует протесты в переговорах с Россией, желая показать, что не может пойти на уступки по интеграции из-за недовольства своих граждан.

В итоге подвижек в интеграции не случилось, а участникам акций за независимость начали выписывать штрафы и арестовывать их. Как отмечали эксперты, это могло быть связано с предстоящими президентскими выборами: власти решили не играть с огнем и заранее прекратить все протесты, чтобы оппозиция не смогла использовать их во время избирательной кампании. Однако начавшиеся через несколько месяцев события затмили все прежние волнения в стране, а также в очередной раз изменили отношения Белоруссии с другими странами.

«Информационный шум»

Надо сказать, что внешнеполитическая риторика Лукашенко в год президентских выборов в очередной раз претерпела изменения. До дня голосования он утверждал, что за его соперниками стоят «московские кукловоды» и российские олигархи, а некие силы хотят «вернуть белорусов под плетку и одеть в лапти». После начала массовых протестов и забастовок Лукашенко объявил, что происходящее организовал Запад, который хочет буквально уничтожить Белоруссию, отобрать часть территории и использовать ее как трамплин для атаки на Россию.

Когда в Минске начались массовые протесты после выборов президента 9 августа 2020 года, избиения и пытки задержанных, преследования оппозиционеров и бегство активистов за рубеж, ЕС не торопился с возобновлением санкций. Политическое решение о его необходимости было принято спустя пять дней после выборов. Но согласование, в частности, затормозил Кипр, который в обмен на свою поддержку потребовал ввести санкции и против Турции за поиск газовых месторождений на спорном шельфе в Средиземном море.

В первый список, который приняли 2 октября 2020 года, вошли 40 человек, в том числе тогдашний министр внутренних дел Юрий Караев, секретарь Совета безопасности Валерий Вакульчик, командиры СОБРа и минского ОМОНа, начальник изолятора на улице Окрестина, печально известного издевательствами над задержанными, а также все члены ЦИК во главе с председателем Ермошиной.

Лукашенко сразу наказывать не стали. Против него ввели санкции через месяц, когда был принят второй пакет «в связи с продолжающимися репрессиями против гражданского общества и оппозиционными активистами». Ограничения распространили на 15 человек, в том числе на сына и помощника президента Виктора Лукашенко, руководителей КГБ, СК и Конституционного суда.

Наконец, 17 декабря был принят третий санкционный список, в который включили еще 29 человек и семь юридических лиц, в том числе Минский завод колесных тягачей и ЗАО «Белтехэкспорт», которое продает вооружение и военную технику. Ограничительные меры включают запрет на въезд, заморозку активов, запрет резидентам ЕС прямо или опосредованно предоставлять доступ к финансовым средствам и сотрудничать с бизнесом, внесенным в список. Санкции против десятков человек, причастных к «подрыву демократии» в Белоруссии, объявили и США.

Но все эти меры никак не повлияли на устойчивость власти Лукашенко, который по-прежнему управляет страной, считает белорусский политолог Дмитрий Болкунец. Дело в том, что они не были достаточно масштабными — и могли такими быть. За годы оттепели между Европой и Белоруссией установились довольно прочные экономические связи, которые невыгодно разрушать в первую очередь самой же Европе.

Белоруссия в ответ на введение каждого санкционного пакета принимала ответные меры. Но, хоть Лукашенко и требовал от своего правительства «показать зубы», реального вреда Минск Европе толком не принес. Досталось разве что Литве и Латвии, когда Лукашенко решил перевести транзит белорусских грузов в российские порты и поставил на грань банкротства порты Прибалтики.

Все попытки давления на Белоруссию со стороны бизнеса тоже носили сугубо «косметический» характер. Так, норвежская компания Yara, являясь одним из главных партнеров белорусского госпредприятия «Беларуськалий», выражала обеспокоенность судьбами уволенных за протесты шахтеров. Тихановская даже провела онлайн-встречу с президентом Yara и призывала не закупать продукцию «Беларуськалия», который, по ее словам, находится «в кармане» у Лукашенко. Но в январе белорусский завод объявил, что готов снова нанять на работу бывших забастовщиков, и его отношения с норвежским партнером тут же наладились.

Также отчасти благодаря бизнесу Белоруссия лишилась права проведения ЧМ по хоккею, который должна была принять вместе с Латвией с 21 мая по 6 июня. Косметическая компания Nivea, автоконцерн Skoda и производитель смазочных материалов Liqui Moly отказались спонсировать мероприятие. Международная федерация хоккея (IIHF) до последнего не хотела переносить матчи, но в итоге в январе приняла решение о переносе — из-за невозможности гарантировать безопасность игрокам и болельщикам.

С введением реальных экономических ограничений парадигма отношений Минска и Запада действительно может измениться. Верховный представитель ЕС по иностранным делам Жозеп Боррель признал, что Союз отдает предпочтение адресным санкциям, но «наступает момент, когда приходится принимать более сильные меры».

Если раньше Евросоюз явно не ставил своей целью реально изменить внутриполитическую ситуацию в Белоруссии, то инцидент с принудительной посадкой самолета, похоже, всерьез напугал Брюссель и заставил его посмотреть на Лукашенко как на реальную угрозу.

Однако, по мнению Болкунца, не стоит надеяться, что новые ограничения и усиление внешнего давления кардинально изменят ситуацию. Санкции могут ослабить экономику и ударить по уровню жизни простых белорусов, но ждать, что с их помощью сменится власть, глупо. «Белорусы сами должны решать судьбу руководства республики — на выборах, на улицах, через стачки, — а не ждать помощи от Вашингтона, Брюсселя, Москвы или кого угодно», — резюмировал он.