на главную lenta1.ru
Из жизни

«Уходите, вы нам не нужны!» Как афганцы на верблюдах оказались в Австралии и почему их ценили не больше животных?

Фото: State Library of Queensland


Немногие знают, но огромную роль в развитии Австралии сыграли «афганцы». Трудом этих людей были проложены телеграфные линии и построены железные дороги, но их самих часто презирали, преследовали и пытались изгнать. Сегодня из столицы штата Южная Австралия Аделаиды в город Алис-Спрингс в самом сердце континента, идет поезд под названием The Ghan — это одно из немногих напоминаний о трудолюбивых погонщиках верблюдов, которые несли цивилизацию в дикие пустоши, но так и остались изгоями на земле, ставшей для многих из них родной. «Лента.ру» рассказывает историю «афганцев» Австралии, далеко не все из которых были настоящими афганцами.

Другая пустыня

Австралийский аутбэк — одна из самых неприветливых для человека территорий на планете. Внутреннюю часть южного континента занимают бескрайние пустыни и степи, населенные кенгуру, страусами эму, собаками динго… и верблюдами. «Какими еще верблюдами?» — спросит человек, твердо помнящий из школьной программы, что верблюды живут на Ближнем Востоке, в Центральной Азии и в Северной Африке. Вопрос вполне справедливый.

Ехать верхом на верблюде намного приятнее, чем я ожидал. Намного приятнее, чем трястись на спине лошади. Животные очень спокойные и, в отличие от лошадей, почти не требуют ухода

Уильям Уиллс из дневника, 1860 год

Экспедиция Берка и Уиллса 1860-1861 годов закончилась плохо. Своей цели — пересечь Австралию с юга на север — она достигла, но на обратном пути все, кроме Джона Кинга, погибли от голода. Умирающего исследователя нашли и выходили аборигены. В списке участников экспедиции Кинг значился как погонщик верблюдов. Что случилось с 20 животными, вышедшими из Мельбурна 20 августа 1860 года, не сообщается.

Именно эта трагическая экспедиция положила начало широкому использованию одногорбых верблюдов в Австралии, что в свою очередь привело к появлению новой этнической группы южного континента — «афганцев».

Берк и Уиллс на пути к Mount Hopeless

Берк и Уиллс на пути к Mount Hopeless

Иллюстрация: картина Джорджа Вашингтона Ламберта / National Gallery of Australia

Опасный Гарри

Я перезаряжал ружье, чтобы подстрелить птицу, когда Гарри неожиданно толкнул меня. Я случайно нажал на спуск, и пуля оторвала мне палец и пробила верхнюю челюсть

Джон Эйнсворд Хоррокс из дневника, сентябрь 1846 года

Одногорбый верблюд Гарри был не только первым представителем своего вида, которого упомянули не только в официальном документе, но и в личном, но и вообще первым верблюдом в Австралии. 23 сентября 1846 года Джон Хоррокс умер от полученных ран. После несчастного случая животное застрелили.

Самое первое упоминание о верблюдах в контексте Австралии относится еще к февралю 1837 года. Тогда губернатор Нового Южного Уэльса Ричард Борк получил от подчиненных предложение привести на континент верблюдов. Идея обсуждалась долго и вызвала в обществе нешуточные дебаты.

Например, в 1839 году разгорелась открытая полемика между столичными газетами The Sydney Morning Herald и The Monitor. Первая выступала за ввоз верблюдов, указывая на перспективу экономических выгод. Вторая откровенно высмеивала идею, называя ее абсурдной и считая, что выходцы с Ближнего Востока и из Азии, которых придется привезти с верблюдами, станут угрозой для английского сообщества.

В итоге партия одногорбых верблюдов все-таки отправилась в Аделаиду с острова Тенерифе. Пережило путешествие и сошло на берег 12 октября 1840 года только одно животное. Это и был так глупо погибший Гарри.

Джон Эйнсворд Хоррокс

Джон Эйнсворд Хоррокс

Фото: State Library of South Australia

Корабли пустыни

С одной стороны, заселив плодородные побережья Австралии, колонисты не особенно задумывались об освоении безжизненных пустошей центральной части континента — поход в пустыню всегда был лотереей, что собственным примером доказали многие пропавшие там исследователи и путешественники. С другой стороны, связь между городами, находившимися на разных побережьях, осуществлялась только морским путем, а судам приходилось преодолевать тысячи километров, огибая континент.

В том самом 1846 году, когда погиб первый австралийский верблюд Гарри, к северу от Аделаиды, в районе горы Ремакбл были обнаружены залежи меди и галенита. С этого момента считавшаяся ранее бесплодной и бесполезной пустошь заинтересовала правительство и коммерсантов — ведь, может быть, в этой выжженной солнцем земле залегает не только медь, но и золото? Было принято решение развивать регион и двигаться дальше на север, вглубь пустыни.

Караван в Австралии, конец XIX века

Караван в Австралии, конец XIX века

Фото: State Library of South Australia

Лошади, которыми австралийцы пользовались при освоении «зеленых» частей континента, для пустынь и степей не годились. Они великолепно чувствовали себя на прибрежных территориях, и Австралия очень быстро стала одним из крупных экспортеров этих непарнокопытных. Но вот на пустошах от лошадей было немного толку — они точно, как люди, страдали от нестерпимой жары и погибали в дальних походах.

И здесь верблюды, которых уже стали потихоньку привозить на континент, пригодились как никогда. Адаптация к местному климату и пище этим животным не потребовалась, и они быстро стали важнейшими помощниками людей в деле освоения Аутбэка.

Начиная с 1860-х годов одногорбые верблюды дромедары участвовали в научных экспедициях, перевозили грузы, почту и стройматериалы. Они использовались и при прокладке важнейших коммуникационных линий Австралии — наземной трансконтинентальной телеграфной линии, соединившей города Дарвин и Аделаиду на противоположных концах континента, и железных дорог. Без верблюдов и их погонщиков эти грандиозные проекты были бы просто неосуществимы или потребовали бы куда больших затрат.

Караван во время отдыха, 1891 год

Караван во время отдыха, 1891 год

Фото: Stale Library of South Australia

«Афганцы»

Если с животными все более-менее понятно, то люди, прибывавшие вместе с ними в основном из Центральной Азии, на протяжении десятилетий оставались безвестным, безымянным приложением к верблюдам. Обычно их нанимали из народов, населяющих современные территории Афганистана, Пакистана и Индии.

Пуштуны, белуджи и синдхи приезжали в Австралию с верблюдами десятками, а ближе к концу века — сотнями. С погонщиками заключался трехлетний контракт, но они не получали никакого миграционного статуса в Новом Свете и после выполнения своих обязательств выдворялись обратно. Фактически, они ничем не отличались от животных, за которыми ухаживали, — были частью сделки.

Очень быстро белые австралийцы прозвали погонщиков «афганцами», или просто «ганами», хотя среди них были далеко не только, собственно, афганцы, но и индийцы, и даже египтяне и турки. Чаще всего они вообще не говорили по-английски или знали несколько фраз. Кроме того, в массе своей «ганы» были мусульманами и жили обособленными коммунами на некотором отдалении от поселений белых

Тем не менее услуги погонщиков верблюдов, похоже, действительно неплохо оплачивались. По крайней мере, на Востоке уже со второй половины XIX века распространились слухи, что поездка по контракту в Австралию может принести целое состояние, и многие отправлялись туда, несмотря на опасности и изоляцию, которые их ожидали.

Впрочем, были места, где «афганцы» и белые австралийцы вполне неплохо уживались. Город Марри в 600 километрах к северу от Аделаиды стал одной из важнейших точек региона и столицей погонщиков Австралии. Он стоит на перекрестке нескольких торговых путей и долгие годы служил перевалочной базой, где караваны отдыхали и пополняли запасы.

Именно здесь в 1880-х годах погонщики построили первую мечеть, и именно с этим местом связано имя одного из самых известных «афганцев» Австралии — Дервиша Бийджи Джакхрани Балоша.

Австралийцы в гостях у погонщиков, 1891 год

Австралийцы в гостях у погонщиков, 1891 год

Фото: State Library of South Australia

Дервиш Бийджа

Дервиш прибыл в Австралию в 1890 году из Индии. Ему было уже около 30 лет. Он успел послужить в британской армии и, как и многие его соплеменники, погнался за «австралийской мечтой».

На конец XIX-начало XX веков пришелся пик верблюжьих перевозок, и Бийджа был одним из тех, кто решил после службы попытать счастья в Новом Свете. Благо английский он выучил неплохо, да и вообще был вполне цивилизованным человеком.

Марри к тому времени представлял из себя интересный пример интернационального общежития. Город был разделен надвое железнодорожным полотном. На одной его стороне жили «афганцы», на другой — белые австралийцы, а чуть дальше в сторону пустыни располагался поселок осевших рядом с цивилизацией аборигенов. В конце XIX века Марри называли «Маленькой Азией» или «Маленьким Афганистаном».

Дервиш Бийджа прибыл в Марри сразу же после приезда в Австралию и занялся работой с верблюдами. Рассказывают, что здесь в 1891 году у него родился сын от женщины-аборигенки, которого назвали Беном Мюрреем, правда, никаких иных подробностей об этом союзе нет.

 Дервиш Бийджа

 Дервиш Бийджа

Фото: Townsend Duryea / State Library of South Australia

Плохая экспедиция

В 1896 году Дервиш стал участником печально знаменитой экспедиции Калверта по изучению Большой Песчаной пустыни. Все с самого начала пошло наперекосяк. Запасов воды оказалось недостаточно, намеченные места водопоев пересохли, а верблюды умудрились наесться каких-то ядовитых колючек и заболели.

Вскоре двое исследователей отделились от основной группы, намереваясь пойти до точки следующей стоянки другим маршрутом, и пропали. Их мумифицированные тела Бийджа нашел только в следующем году. Этот эпизод описан в стихотворении Стюарта Дугласа под названием «Афганец».

Лоб цвета меди под белым тюрбаном платком промокая,
Старый Бийджа говорит мне, огромный и бородатый:
«Я откопал из песка мертвеца. С ним и второго
Поодаль. Совсем молодые. Погибли от жажды»

Стюарт Дуглас стихотворение «Афганец»

В 1902 году Бийджа вернулся в Марри, где стал работать погонщиком на более спокойных маршрутах. Через семь лет он женился на вдове Амелии Джейн Шон, и у них родился сын Абдул Джубар, которого местные звали просто Джеком. Когда в 1920-1930-х годах необходимость в верблюжьих караванах отпала, Дервиш занялся выращиванием фиников.

Бийджа прожил почти 100 лет и умер в 1957 году, успев стать одним из лидеров сообщества Марри, которого признавали как «афганцы», так и белые австралийцы. Многочисленные истории о приключениях Дервиша стали частью местного фольклора, а в 1954 году о нем сняли документальный фильм «The Back of Beyond».

Участники экспедиции Калверта

Участники экспедиции Калверта

Фото: State Library of South Australia

Джек Акбар и запретная любовь

Большинство погонщиков возвращались на родину, но люди вроде Дервиша Бийджи уже не представляли своей жизни вне Австралии. Они нашли здесь любовь и создали семьи. Однако если судьба Дервиша сложилась достаточно удачно, и он даже стал местной знаменитостью, то многие другие австралийские «афганцы», решившие остаться, сталкивались с нападками белых расистов.

В конце XIX века развернулась целая кампания против «азиатских погонщиков». Утверждалось, что белые могут управляться с верблюдами не хуже «афганцев», а приток мигрантов из Азии угрожает целостности английского населения Австралии.

Афганцы, которые поставили на этой земле свои палатки, кажутся достойными людьми, но мы боимся, что за ними последуют орды диких, дегенеративных, нечистокровных человеческих существ. Чтобы защитить нашу англо-саксонскую расу, мы говорим: «Уходите, вы нам не нужны!»

Фредерик Воспер из статьи, 16 июня 1894 года

Одним из самых известных примеров дискриминации, стала история Джека Акбара и девушки-аборигенки по имени Лалли из городка Маунт-Морган в штате Западная Австралия. Они встретились и полюбили друг друга в 1920-х годах, однако на пути чувства встали австралийские законы, которые запрещали «азиатам» вступать в брак с представителями других рас.

Как рассказывала Лалли, даже старейшины ее племени разрешили свадьбу с чужаком, что само по себе было огромной редкостью, но вот местные полицейские чиновники блюли расистский закон до конца. Тогда молодые решили убежать в Аделаиду, почти за тысячу километров от дома, где их брак все-таки зарегистрировали официально.

Однако вскоре из Западной Австралии пришла ориентировка на молодоженов, их арестовали и вернули в Маунт-Морган. После нескольких лет судебных разбирательств молодым людям разрешили остаться вместе, но изгнали их с территории штата навсегда.

Если папа верил в то, что делает, — его невозможно было остановить. Он сражался до последнего, чтобы добиться справедливости

Мона Уилсон дочь Джека и Лалли Акбар
Джек Акбар и Лалли

Джек Акбар и Лалли

Фото: «The Book of Marriage: Histories of Muslim Women in Twentieth-Century Australia» / Gender & History

Наследие «афганцев»

К 1930-м годам, с развитием автомобильного и железнодорожного транспорта, надобность в караванах отпала. «Афганцы» со своими животными строили современную Австралию вместе в англичанами, оставаясь при этом изгоями в обществе. Со временем те немногие, кто остался на южном континенте, растворились среди местного населения.

В Марри, население которого сегодня составляет менее 200 человек, каждый год проводятся гонки на верблюдах в память о погонщиках, которым городок обязан своим существованием. Потомки Дервиша Бейджи, Джека Акбара и других знаменитых «афганцев» сегодня превратились в обыкновенных жителей Австралии, но они хранят память о том, кем были их предки.

А одногорбые верблюды дромедары, которые когда-то помогали нести цивилизацию в аутбэк, одичали и бродят по пустыне. Более чем миллионная популяция диких дромедаров Австралии — единственная в мире. Силуэты этих животных на фоне голубого австралийского неба — последнее напоминание о давно ушедшей эпохе освоения пустошей.

Старый погонщик, скиталец пустыни, огромный афганец,
Жизненный путь пролагал он по компасу и по Корану.
«Верю Аллаху-спасителю, отринутому молодыми.
Он помогает, путь освещает в бесплодной пустыне»

Стюарт Дуглас стихотворение «Афганец»
Одичавшие верблюды в Австралии

Одичавшие верблюды в Австралии

Фото: Reuters