на главную lenta1.ru
Из жизни

Порно с принцессой, фальшивый сын и потерянные миллионы. Как теории заговора помогают королевской семье травить неугодных

Фото: Cameron Spencer / Getty Images


Похоже, заговор таблоидов против принца Гарри и Меган Маркл действительно существует. И его действительно подпитывает брат Гарри принц Уильям. Авторы нового документального фильма «Би-би-си» «Принцы и пресса» попытались выяснить, что стоит за освещением скандалов в британском королевском семействе. И хотя журналисты и эксперты, которых в нем показали, не сказали ничего нового, многое стало понятно. «Лента.ру» разобралась, что происходит.

Конфликт между британской прессой, принцем Гарри и его женой Меган Маркл продолжается почти три года. Гарри и Меган называют его травлей, которая вынудила их уехать из страны. В интервью Опре Уинфри в марте 2021 года Гарри признался, что семья отказала ему, когда он просил помочь ему в борьбе с дезинформацией. Меган пошла еще дальше и заявила, что лживые сплетни о ней распространяются из Букингемского дворца.

И таблоиды, и королевская семья отрицают все обвинения, тем более что доказать их нечем. Тем не менее основания для подозрений действительно есть — уж слишком слаженной была атака прессы на Гарри и Меган перед их интервью Опре. Даже респектабельная газета The Times, обычно избегающая королевских сплетен, опубликовала не одну, а сразу несколько статей с обвинениями в адрес Меган Маркл.

В одной из них приводились отрывки из электронного письма Джейсона Кнауфа, бывшего пресс-секретаря Гарри и Меган. В послании, датированном октябрем 2018 года, он жаловался, что Меган издевается над своими сотрудницами. Больше всего публикации The Times напоминали слив компромата, который затеяли, чтобы запугать Гарри и Меган. И так полагали не только их сторонники.

Даже бывший пресс-секретарь королевы Дики Арбитер признал, что письма Кнауфа могли попасть в прессу лишь с разрешения принца Уильяма, у которого он теперь работает.

Королевский корреспондент The Times Валентин Лоу

Королевский корреспондент The Times Валентин Лоу

Кадр: фильм «Принцы и пресса» / BBC

Авторы документального фильма «Би-би-си» обратились к королевскому корреспонденту The Times Валентину Лоу, написавшему ту самую статью, и спросили напрямую, в самом ли деле разоблачение было приурочено к интервью Опре. Лоу не стал отпираться. «Если бы статьи вышли после Опры, всем было бы на них плевать, — объяснил он. — А перед интервью — это как если бы мы махали флагом и говорили всем: просто запомните, что есть другая версия событий, которую тоже нужно выслушать». Он отказался объяснять, откуда взялась эта точка зрения, и заверил, что принц Уильям был ни при чем.

Все, по его словам, началось куда раньше. Поворотным моментом, после которого пресса принялась открыто травить Меган Маркл, была новость о том, что Меган довела Кейт до слез, опубликованная в 2018 году (по версии Меган, все было совсем наоборот). Авторы «Принцев и прессы» нашли и ее автора — редактора Daily Telegraph Камиллу Томини. Она объяснила, что услышала о плачущей Кейт из своих источников и решила об этих слухах написать.

Но что за источники могли знать о событии, случившемся за закрытыми дверями, где, не считая Кейт и Меган, почти никого не было? «Кто это сказал? Помощники Кейт? Ее друзья?» — допытывались авторы фильма «Би-би-си». На этот вопрос Томини отвечать не захотела.

За новостью о плачущей Кейт последовали другие скандальные истории о Меган. Ее обвиняли в растрате миллионов фунтов, объявляли плохой дочерью и уличали в неподобающих политических амбициях. Судя по осторожным ответам журналистов, с которыми беседовали авторы фильма «Би-би-си», готовность, с которой на нее набросились таблоиды, имеет два объяснения. С одной стороны, это отражало запрос их читателей — британцев старшего поколения, которые с самого начала недолюбливали Меган Маркл.

Она слишком часто высказывала свое мнение и чересчур явно наслаждалась жизнью. А от королевских особ ждут другого: по выражению редактора Private Eye Иэна Хислопа, работа принцессы — мокнуть под дождем и махать рукой

С другой стороны, газетчикам надоело, что Гарри и Меган не желают играть с прессой по установленным правилам. Королевский корреспондент Daily Express Ричард Палмер с нескрываемой досадой рассказал авторам фильма «Би-би-си», как журналистов оповестили о том, что Меган Маркл рожает сына. Они съехались в Виндзор, ожидают, что Гарри и Меган выйдут к ним и, как требует традиция, продемонстрируют младенца, — и вдруг узнают, что ребенок родился еще до того, как их позвали, причем не в Виндзоре, а в Лондоне. «Было такое впечатление, что они сделали это специально, чтобы выставить нас дураками», — говорит Палмер.

Зато Уильям и Кейт играли по правилам: мокли под дождем, махали рукой и исправно показывали ожидаемых младенцев. Ни один из журналистов, с которыми пообщались авторы «Принцев и прессы», не подтвердил, что негативные публикации о Гарри и Меган появлялись по заказу Уильяма и Кейт, однако между строк читается именно это.

Редактор The Sun Дэн Вуттон признал, что большая часть информации о частной жизни обеих пар поступала либо от них самих, либо от их приближенных. Это, вероятно, объясняет, откуда газеты могли узнать о плачущей Кейт. В другой раз Уильям сыграл на руку таблоидам, которые травили его брата. Когда газеты обвинили Гарри в лицемерии из-за полетов на частном самолете, Уильям демонстративно воспользовался обычным авиарейсом, чего за ним никогда не водилось. Как ни толкуй этот жест, Уильям не мог не понимать, что после этого на Гарри набросятся еще сильнее. Так и произошло.

Редактор The Sun Дэн Вуттон

Редактор The Sun Дэн Вуттон

Кадр: фильм «Принцы и пресса» / BBC

Вопрос жизни и смерти

Непростые отношения между британской королевской семьей и прессой начали складываться еще в XIX веке, когда британский престол занимала королева Виктория. Начало ее правления пришлось на годы, когда появились первые иллюстрированные издания. О фотографии, которая делала первые шаги, речи еще не шло. Вместо них газеты публиковали литографии и гравюры, которые рисовали штатные художники по мотивам текущих событий.

Привлекательная молодая королева сразу же стала излюбленным персонажем прессы. Букингемский дворец с утра до вечера осаждали назойливые репортеры — что-то вроде современных папарацци, только без телеобъективов. Сатирическое издание Punch издевательски описывало журналистов из The Times и Morning Post, пытающихся разглядеть Викторию, вышедшую в сад для утренней прогулки, пока корреспондент Morning Herald разглядывает королевскую трапезу через щелочку. Результат его изысканий, статья о «29 самых интересных особенностях королевской каши», немедленно отправляется в Лондон для печати.

Виктории приходилось терпеть, тем более что для этого была причина. Повышенное внимание шло на пользу и ей, и прессе. Благодаря ежедневным заметкам о себе королева могла наслаждаться такой народной любовью, о которой ее предшественники не могли и мечтать. Пресса тоже не оставалась внакладе. Газеты с репортажем о жизни членов королевской семьи просто сметали с прилавков. К примеру, когда женился старший сын Виктории, тираж The Times подскочил до 108 тысяч экземпляров, хотя в обычный день не превышал 60 тысяч.

Благосклонность прессы стала еще важнее в начале XX века, когда страной правил король Георг V — внук Виктории, современник царя Николая II, дед Елизаветы II. На его глазах исчезли династии, которые правили Европой не одно столетие, и он прекрасно понимал, что то же самое может случиться и с Виндзорами. Поэтому народная любовь и популярность у простых британцев превратились для королевской семьи в вопрос жизни и смерти.

Монархии требовалось понять, как себя вести и как себя подавать, чтобы выжить в эпоху демократии. Королевская семья сразу же перешла на тщательно спланированную пиар-стратегию. Ее целью было превратить в союзника своего естественного врага — рабочий класс

Эд Оуэнс историк

Для формирования правильного образа монарха использовались любые средства — пресса, радио, а со временем и телевидение. В 1930-е годы появилась система RATS — прямая линия связи между дворцом и важнейшими средствами массовой информации, предназначенная для оповещения о смерти королевских особ. Когда-нибудь именно по ней будет передано сообщение о том, что скончалась Елизавета II. «Всякий раз, когда в редакции раздается странный шум, кто-нибудь спрашивает: "Уж не RATS ли это?" Потому что мы даже не знаем, как она звучит», — признался The Guardian один из сотрудников «Би-би-си».

Елизавета II во время поездки в Нигерию в 1956 году

Елизавета II во время поездки в Нигерию в 1956 году

Фото: Fox Photos / Hulton Archive / Getty Images

Чем сильнее открывалась королевская семья, тем наглее становились репортеры. В 1953 году газеты растрезвонили о тайном романе сестры Елизаветы II принцессы Маргарет с разведенным мужчиной. В результате им пришлось расстаться. А спустя всего десять лет фотограф Рей Беллизарио тайком сфотографировал Маргарет в купальнике и продал снимки Daily Express. Такого бесцеремонного вторжения в свою жизнь британские монархи не переживали с кромвелевских времен. Букингемскому дворцу пришлось использовать все свое влияние для того, чтобы предотвратить публикацию скандальных кадров.

В тот раз это удалось, но за первым папарацци последовали другие. Беллизарио тоже не ушел на покой и продолжал донимать королевскую семью подсмотренными сценками из жизни принцев и принцесс, которые они предпочли бы скрыть. Королева опустила руки и больше не мешала печатать его фотографии, на которых принцесса Анна падает с лошади, а принц Чарльз катается по реке, сидя на стуле, который стоит на столе.

По слухам, однажды муж королевы принц Филипп полюбопытствовал, нельзя ли упрятать настырного фотографа в Тауэр. «Ну, дорогой, — кротко ответила королева. — Мы так больше не делаем»

И наверняка не раз об этом пожалела. Иногда пресса шла на уступки: первое время газеты скрывали скандал с Маргарет, ничего не писали о романе короля Эдуарда VIII и американки Уоллис Симпсон и не распространялись о службе принца Гарри в Афганистане в 2008 году. Но их, как правило, временная благосклонность обходилась королевской семье очень дорого. К 1990-м читатели таблоидов привыкли знать мельчайшие подробности частной жизни принцев и принцесс, проиллюстрированные снимками почти порнографического толка.

«Если таблоиды решат, что твое время пришло, — тебе конец. Их власть почти абсолютна», — утверждает британский радиоведущий Джеймс О’Брайен, когда-то писавший светскую хронику для Daily Express. А королевская семья, по его мнению, — это птички в позолоченной клетке, которые вынуждены играть по чужим правилам: «Если они повздорят с таблоидами, те не перестанут о них писать, но не будут писать ничего хорошего».

Королевские кибервойны

Члены королевской семьи давно научились обращать даже негативное влияние таблоидов в свою пользу. «Манипуляция средствами массовой информации, которую проводит дворец, куда масштабнее, чем может вообразить публика», — утверждает в фильме «Би-би-си» автор книги «Американская герцогиня» Анна Пастернак.

Повлиять на общественное мнение можно за счет слухов, вбрасываемых через сочувствующих журналистов. Но это далеко не единственный метод. В октябре американская компания Bot Sentinel, которая занимается выявлением ботов в соцсетях, обнаружила, что большая часть негативного контента о Гарри и Меган распространяется по соцсетям в результате организованных вбросов.

Хотя число ненавистников Гарри и Меган исчисляется миллионами, ядро этого сообщества состоит всего из 83 аккаунтов Twitter. 55 из них пишут исключительно о королевской семье, еще 28 делают репосты. Вместе они генерируют около 70 процентов теорий заговора и сплетней о Меган Маркл, которые затем подхватывают другие пользователи.

Первые полосы британских таблоидов

Первые полосы британских таблоидов

Фото: Hasan Esen / Anadolu Agency / Getty Images

Самые популярные домыслы связаны с детьми принца Гарри и Меган Маркл. Ненавистники убеждены, что беременность Маркл была ложью, ее живот — накладным, а младенцы на ее фотографиях — чужие, а то и вовсе куклы. Много измышлений о ее прошлом: конспирологические аккаунты утверждают, что Меган была девушкой по вызову или снималась в порно. Встречаются откровенно расистские мемы, подделанные фотографии и даже угрозы.

Цитировать такие посты в чистом виде не рискуют даже самые желтые таблоиды. «Отмыванием» вбросов занимаются так называемые королевские эксперты — бывшие придворные или авторы книг и статей о королевской семье, которые рассказывают журналистам о том, что, по их мнению, происходит во дворце.

Источники, на которые они ссылаются, всегда анонимны, проверить их информацию невозможно, но именно она ложится в основу большинства публикаций о королеве и принцах

Bot Sentinel выяснил, что 90 процентов королевских экспертов взаимодействовали хотя бы с одним из «центральных» конспирологических аккаунтов. Затем они пересказывают порожденную ими дезинформацию в газетах или на телевидении и таким образом доносят ее до аудитории, состоящей из десятков миллионов человек.

Именно так появилась утка о том, что Гарри и Меган якобы заплатили 1,5 миллиона долларов за свою фотографию на обложке журнала Time. Автор книги «Гарри: Биография принца» Анджела Левин позаимствовала эту цифру у одного из 83 конспирологических аккаунтов и через три дня повторила ее на телевидении уже от своего имени. В результате об этом написали СМИ во всем мире.

То, с чем не справляются эксперты, делают боты. В исследовании Bot Sentinel упоминается сеть аккаунтов Twitter, которые созданы по одному шаблону и автоматически транслируют клевету и оскорбления в адрес Гарри и Меган. Специалистам компании удалось найти 245 ботов, но, по-видимому, их куда больше. Почти все — совсем новые и пока не особенно активны. Судя по всему, момент, когда их собирались пустить в ход, еще не настал.

Глава Bot Sentinel Кристофер Баузи подозревает, что если не все, то многие конспирологические аккаунты связаны между собой. По его словам, они действуют на редкость слаженно и умеют мастерски обманывать алгоритмы Twitter. «Такой уровень изощренности может исходить лишь от людей, которые знают, как делать такие вещи, и которым платят за то, чтобы они это делали», — заявил он в интервью Buzzfeed News.

После публикации исследования Bot Sentinel у этой теории появилось еще одно подтверждение: почти все аккаунты, которые выявили специалисты компании, разом замолчали. «Если бы их активность была органической, мы не наблюдали бы такого резкого спада за такое короткое время», — считает Баузи.

Иными словами, у клеветы на принца Гарри и Меган Маркл есть заказчик. Подозрения, разумеется, падают на королевскую семью, тем более что ее уже ловили за руку на махинациях в соцсетях.

Уильям и Гарри

Уильям и Гарри

Фото: Toby Melville / Reuters

Борьба за популярность

Год назад газета New York Times обратила внимание на странности, которые окружали аккаунт Instagram @KensingtonRoyal, принадлежащий старшему брату Гарри принцу Уильяму и его супруге Кейт Миддлтон. Все началось после появления у Гарри и Меган собственного аккаунта, который назывался @SussexRoyal. В результате Уильям оказался вовлечен в невольное соперничество с братом — и поначалу проигрывал ему по всем статьям.

Люди так активно подписывались на Гарри и Меган, что @SussexRoyal попал в Книгу рекордов Гиннесса. Но когда количество подписчиков двух аккаунтов почти сравнялось, @KensingtonRoyal принялся стремительно расти и ухитрился сохранить первое место. В течение следующего года он начинал прибавлять подписчиков всякий раз, когда появлялась угроза, что аккаунт Гарри и Меган обойдет его по популярности.

Внезапный рост аккаунта Уильяма и Кейт невозможно объяснить естественными причинами. Как правило, после каждого поста крупные аккаунты Instagram теряют небольшое число подписчиков, а затем компенсируют потери за счет новых. @KensingtonRoyal не подчинялся этому правилу и набирал популярность даже в тех случаях, когда для этого не было никакого повода. Это особенно необычно, если учесть, что публикуемые в нем фотографии, судя по скудным комментариям и лайкам, не вызывали у читателей особого интереса.

Все становится на свои места, если предположить, что популярность @KensingtonRoyal подпитывалась искусственно за счет искусственных аккаунтов, созданных специально для этой цели

Со стороны кажется странным, что наследника британского престола может волновать количество подписчика в Instagram. Но это ложное представление. Члены королевской семьи вели мелочную борьбу за популярность задолго до появления соцсетей.

В книге «Война в королевском семействе» Дилана Говарда и Энди Тиллетта упоминается, что в 1980-е годы принца Чарльза крайне беспокоила растущая популярность его супруги — принцессы Дианы. «Принц, будучи "гордым мужчиной", так боялся оказаться в ее тени, что потребовал, чтобы они перестали работать вместе», — пишут Говард и Тиллетт.

Но даже после этого придворные продолжали винить Диану в том, что она затмевает более важных персон. Поводом для этого могло стать все, что угодно. Однажды принцесса всерьез разгневала Елизавету II тем, что постриглась как раз перед ее выступлением в парламенте. По словам королевского биографа Джеймса Уайтекера, королева считала, что таким образом Диана перевела акцент с важного события на себя. «А это не очень хорошо для демократии и династии Виндзоров», — объясняет он.

Принц Чарльз

Принц Чарльз

Фото: Ian Forsyth / Getty Images

Спустя почти 40 лет история повторилась. Принц Гарри и Меган Маркл стали настолько популярны, что волей-неволей отвлекали внимание публики от других членов королевской семьи. Как это воспринимали во дворце, можно судить по книге леди Колин Кэмпбелл «Меган и Гарри: настоящая история».

В ее изложении любой, даже самый невинный шаг Гарри и Меган превращается в подлую атаку на принца Уильяма и Кейт Миддлтон. Например, в апреле 2019 года Маркл опубликовала в Instagram фотографию слона и носорога. Это, по мнению леди Кэмпбелл, было коварной попыткой затмить пост Кейт о дне рождения ее годовалого сына.

Через полгода Гарри и Меган явились на премьеру фильма «Король-лев». Леди Кэмпбелл считает, что таким образом они пытались отвлечь журналистов от Кейт, которая в тот день вручала награды победителям Уимблдона. А через месяц им, по версии леди Кэмпбелл, удалось сорвать поездку принца Уильяма в Пакистан. Газеты проигнорировали важную дипломатическую миссию законного наследника престола, потому что Гарри и Меган дали очередное интервью.

Если смотреть на вещи с такой точки зрения, многое становится понятнее. И накрутка количества подписчиков @KensingtonRoyal, и конспирологические боты, и даже неожиданное внимание, уделявшееся @SussexRoyal во время прошлогодних переговоров Гарри и королевы. Эксперты думали, что дело в бренде, хотя объяснение могло быть гораздо проще. Во дворце считали, что без Instagram Гарри и Меган лишатся своего главного оружия в борьбе за популярность.

Только это не помогло. Даже спустя полтора года после отъезда в США и отказа от соцсетей принц Гарри и Меган Маркл остаются самыми популярными членами королевской семьи

По данным сервиса Ahrefs, в октябре пользователи Google более миллиона раз искали информацию о Меган и почти 600 тысяч раз — информацию о Гарри. У королевы и принца Чарльза — чуть больше 200 тысяч запросов, а принц Уильям, несмотря на все старания, занимает лишь седьмое место по популярности, уступая даже тишайшей принцессе Анне.

И это не может не беспокоить дворец. Новый раунд скандалов застал британскую монархию в очень непростой момент. 95-летняя королева отменила все мероприятия и почти не показывается на публике. Поговаривают, что она серьезно больна. Тем временем ее наследник принц Чарльз непопулярен до такой степени, что его коронация, по мнению экспертов, может привести к окончательному распаду Содружества. По сути дела, распад уже начался: выход фильма «Би-би-си» застал Чарльза в Барбадосе, накануне отказавшемся считать британского монарха главой своего государства. Что касается Уильяма, он вызывает у потенциальных подданных еще меньше энтузиазма. В такой ситуации остается позавидовать Гарри, который вовремя перебрался на другую сторону Атлантики и может наблюдать за назревающей катастрофой с безопасного расстояния.