на главную lenta1.ru
Силовые структуры

«Он говорил, что нас надо сжечь» Россиянин устроил массовый расстрел под видом самообороны. За что он убил пять человек?

Кадр: фильм «Оружие»


В Рязанской области суд вынес приговор по громкому уголовному делу о массовом убийстве в поселке Елатьма. Весной 2020 года, в самом начале локдауна из-за COVID-19, 31-летний Антон Франчиков, вооружившись карабином «Вепрь», хладнокровно расстрелял компанию молодых людей, ожидавших такси. Позже Франчиков утверждал, что открыл стрельбу, защищая себя и свою семью. Но следователи смогли доказать, что никаких реальных причин для убийства пятерых человек у стрелка не было. Суд приговорил Франчикова к пожизненному лишению свободы. Детали громкого дела изучил корреспондент «Ленты.ру» Игорь Надеждин.

Долгожданная встреча

В конце марта — начале апреля 2020 года в России из-за пандемии COVID-19 только начинали вводить ограничения: 30 марта объявили нерабочей одну неделю, но уже 2 апреля, в четверг, ограничения продлили на месяц. Так у россиян внезапно появились незапланированные выходные.

Многие молодые люди в те дни считали, что опасность коронавируса сильно преувеличена, а потому относились к введенным санитарным ограничениям именно как к каникулам. И группа друзей детства из Рязанской области решила использовать этот момент для того, чтобы наконец-то собраться вместе в рабочем поселке Елатьма.

До этого выбрать время для встречи было очень сложно — мешали работа и быт. Встречу назначили на субботу, 4 апреля, а ее местом определили частный дом одного из друзей, Максима Ухова.

Компания встретилась днем: 31-летний менеджер по работе с корпоративными клиентами Максим Ухов, 26-летний Илья Кондраков и 24-летний Виктор Капитанов — двое последних работали экспедиторами в Москве, и им было сложнее всего приехать в родной поселок.

К троице присоединились молодожены: 24-летний Евгений Табунов, бывший сотрудник полиции, устроившийся инкассатором в один из рязанских банков, и его 22-летняя жена Кристина.

Из материалов уголовного дела — показания свидетелей о погибших:

Максима Ухова можно охарактеризовать как спокойного, общительного, разностороннего, справедливого и коммуникабельного человека. Он был трудолюбивым и очень аккуратным, гостеприимным, имел много друзей, никогда не проявлял агрессии, всегда старался обойти конфликтные ситуации или решать проблемы мирным путем.

Илья Кондраков был спокойным и вежливым парнем, очень рассудительным. Витя Капитанов — общительный, веселый парень, очень щедрый и всегда душа компании. Женя Табунов — очень добродушный и хороший человек, с обостренным чувством справедливости.

Несмотря на то что он срочную службу проходил в воздушно-десантных войсках, Женя отличался очень тихим характером, и даже имел прозвище Женя Тишина. В августе 2019-го он женился на Кристине, с которой познакомился в Рязани, — она сразу пришлась по душе всем его друзьям своим спокойным характером и веселым нравом.

Никто из ребят не злоупотреблял спиртным: иногда, по праздникам, могли выпить чуть-чуть вина или пива, но только для того чтобы поддержать компанию.

В тот субботний день друзья во дворе жарили шашлык, выпили немного пива, а около 21:30 решили расходиться — супругам Табуновым надо было ехать домой в Рязань, Илье и Виктору — в село Пустынь, откуда все они и были родом. В 21:47 Илья Кондраков вызвал такси: машины обычно подъезжали к дому №57 на улице Есенина, причем со стороны вышки сотовой связи.

Водителям там было удобно парковаться, а пассажирам — подходить из частного сектора. Сам дом №57 был хорошо виден со всех сторон, и его можно было пройти насквозь через единственный подъезд, выходящий на обе стороны. Из-за этого длинное здание не приходилось обходить, чем и пользовались пассажиры, спешащие к такси.

Эксперты установят, что все погибшие находились в состоянии легкого алкогольного опьянения. Все они, по мнению врачей, не только могли самостоятельно передвигаться, не шатаясь, но и полностью контролировали и свои слова, и свои действия

Александр Данилов подполковник юстиции, следователь по особо важным делам Касимовского межрайонного следственного отдела СУ СКР по Рязанской области

Любитель стрельбы

Между тем на втором этаже этого четырехэтажного дома №57 в двухкомнатной квартире проживал с семьей Антон Франчиков. Родившийся в 1988 году в рабочем поселке Пронск и окончивший там среднюю школу Франчиков в 2006 году поступил в Рязанский колледж электроники и жил в местном общежитии.

В этом городе он познакомился со студенткой Рязанского медицинского университета Светланой, уроженкой города Ряжска Рязанской области, и между ними вспыхнули чувства. В 2013-м они расписались — и сразу же по программе «Земский доктор» Светлана с мужем переехали в Елатьму.

По этой программе семья Франчиковых получила 1,5 миллиона рублей, которые потратила на приобретение квартиры. В 2014 году у них родился сын, а в 2017-м — дочка. В декрет оба раза уходил Антон, работавший инспектором по охране труда в Иванчинском психоневрологическом интернате. Дело в том, что программа «Земский доктор» не предусматривает длительных перерывов в работе у своих участников — даже на декрет.

Летом 2018 года Антон сдал все положенные экзамены, получил охотничий билет и приобрел себе полуавтоматический карабин «Вепрь 205-00» традиционного 12-го калибра. Но на охоту Франчиков ни разу не ходил и даже не собирался — оружие ему было нужно для тренировки навыков практической и стендовой стрельбы.

Обвиняемый рассказывал, что патроны снаряжал сам: заводские ему не нравились. Стрелять ездил регулярно, раз или два в неделю, чаще всего — на стихийные полигоны. По его словам, оружие ему было нужно именно для спорта — в охоте он особого интереса не видел

Александр Данилов следователь

Тела в подъезде

Первое сообщение о массовом расстреле поступило в полицию в 21:57. Звонил Сергей Зайцев (имя изменено), сосед Франчикова с первого этажа, — мужчина переехал в Рязанскую область в 2016 году из донецкой Горловки, где пережил войну, и поэтому сразу же опознал в громких звуках выстрелы. Остальные жители дома сначала решили, что дети взрывают в подъезде петарды.

Из материалов уголовного дела — показания Сергея Зайцева, жителя дома 57:

В субботу, 4 апреля, я весь день находился дома. Примерно в 21:50 я ужинал у себя на кухне и из подъезда услышал три выстрела, а затем, примерно через две секунды, — еще два. Так как я пережил войну в Донбассе, то хорошо знаю звуки выстрелов и ни с чем их перепутать не могу.

Я вышел на балкон и увидел, что на входе в подъезд с ружьем в руках стоит Антон Франчиков, мой сосед из квартиры №12. Я хорошо его знаю и перепутать ни с кем не мог. В этот момент Франчиков произвел выстрел в сторону от подъезда: я сразу упал на пол и стал звонить в «112». В это время раздались еще один или два выстрела.

Антон был одет в камуфляжный костюм светло-серого цвета, на голове его была шапка темного цвета, на ногах — ботинки либо кроссовки черного цвета. Ружье было черного цвета, похожее на карабин, снизу был рожок.

Зайцев — единственный человек, который видел Франчикова. Все остальные соседи в этот час сидели по квартирам, и, услышав хлопки, стали одеваться. За эти несколько секунд Антон сумел незамеченным подняться к себе в квартиру.

Только через пару минут одна из соседок вышла на лестничную клетку, чтобы отругать мальчишек, устроивших салют в доме, где много маленьких детей. Женщина увидела на лестнице тела трех убитых и вызвала скорую: сообщение туда поступило в 22:04.

Дом №57 на улице Есенина, в котором произошло массовое убийство

Дом №57 на улице Есенина, в котором произошло массовое убийство

Фото: СУ СКР по Рязанской области

Приехавшие уже через две минуты фельдшеры зашли в подъезд со стороны вышки — и сначала констатировали смерть трех молодых людей на лестнице. Но в это время на место происшествия пришел участковый, а ему было удобнее входить со двора, — и там он обнаружил еще два тела.

Участковый со своего мобильного позвонил Светлане Франчиковой и под предлогом осмотра раненых вызвал ее из квартиры. Едва женщина вышла, он сразу же спросил: «Где Антон?» «Чай пьет», — ответила Светлана. «Зови», — сказал капитан. Франчиков сам вышел на лестницу — и сразу был задержан тем самым участковым. Экспертиза, проведенная менее чем через час, показала: он был трезв.

«Я вышел на улицу и там стрелял»

Уже на первом допросе Антон Франчиков заявил, что действовал в пределах необходимой самообороны. По словам стрелка, его жена была в ванной, а он укладывал спать детей, как вдруг с улицы раздались громкие крики: сильно пьяные молодые люди скандировали футбольные кричалки.

По словам Франчикова, из-за этих криков его младшая дочь проснулась и заплакала. Возмущенный мужчина вышел на балкон и громко потребовал соблюдать тишину — а в ответ пьяная компания закричала, что сейчас придет к нему домой и разберется.

Александр Данилов следователь

Франчиков не придал значения этому, пошел на кухню, налил дочери воду в бутылочку и вернулся в детскую. Он дал девочке попить, она успокоилась. И в этот момент обнаружил, что в квартиру, воспользовавшись незапертой дверью, вошел неизвестный мужчина.

Причем сразу же, на первом допросе, Антон подчеркнул, что неизвестный уже переступил через придверный коврик — то есть углубился в жилище. Юридически эта деталь имеет важное значение. При этом незнакомец громко переговаривался с другими мужчинами, которые еще войти в квартиру не успели.

Он якобы говорил спутникам, что «нехороший человек» точно живет здесь. «Он [вошедший] нетвердо держался на ногах, и от него сильно пахло спиртным», — несколько раз подчеркнул обвиняемый.

Франчиков, по его словам, сумел вытолкать неизвестного из квартиры, но запереть дверь не смог — ночной защелки на двери не было, а ключ куда-то делся

Поэтому Антон сразу бросился к сейфу, достал оружие, зарядил его — и вновь выскочил в коридор. За это время неизвестный вновь вошел в квартиру, и его поведение было агрессивным. Так, увидев карабин, он схватил его за ствол и стал тянуть на себя. Тем самым оппонент вытащил Франчикова на лестницу, где было еще двое мужчин, по словам Антона, сильно пьяных.

Только там Франчиков смог освободиться, оттолкнул неизвестного, передернул затвор и предупредил: «Стрелять буду, отстань». Но нападавшие не успокоились — и только после этого Франчиков открыл огонь.

Дальнейшее я не помню. Может быть, я действительно вышел на улицу и там тоже стрелял, но точно это сказать не могу

Антон Франчиков — на первом допросе

«Было видно, что стрелок лукавит»

Как объясняет следователь Александр Данилов, на следующих допросах Франчиков продолжал придерживаться своей версии, но детали менялись: то он говорил, что четко видел нападавших — так близко они подошли, то уточнял, что стрелял по силуэтам, опасаясь, что противники вооружены ножами и идут его убивать.

Потом [Франчиков] вспомнил обстоятельства стрельбы на улице — и тоже утверждал, что на него нападали. Впрочем, сразу было видно, что стрелок лукавит. К тому же положение тел категорически не коррелировало с его версией: трое погибших лежали на цокольном этаже, а еще двое — вообще на улице

Александр Данилов следователь

Следствию пришлось проверять каждое слово из показаний обвиняемого. Эксперты категорически опровергли его версию: на входной двери Франчиковых, в самой квартире, на стволе карабина не оказалось ни отпечатков пальцев никого из убитых, ни их биологических следов. На руках погибших не было ни следов ружейной смазки, ни микрочастиц одежды или двери Франчикова.

К тому же, по заключению баллистиков, выстрелы в подъезде были совершены с расстояния около двух метров. Кроме того, Светлана Франчикова сообщила на допросах, что слышала только громкие хлопки, причем из подъезда. Она отметила, что точно не слышала чужих в собственной квартире.

Шумоизоляция в доме оставляет желать лучшего: из ванной, которая примыкает к лестнице, хорошо слышны разговоры в подъезде

Светлана Франчикова

К тому же женщина несколько раз подчеркнула, что Антон очень ревностно относился к вопросам безопасности и не допускал, чтобы входная дверь в квартиру была не заперта; он проверял ее несколько раз в день. «Один ключ всегда был в замке, и, кроме того, у каждого из нас всегда было по ключу», — уточнила она.

Уже на первом же допросе Светлана пояснила, что первым в ванну пошел муж, и оттуда он вышел в одних трусах — в таком виде и отправился укладывать дочь. А когда она вышла из ванной, то увидела, что он стоит одетый в кроссовки и камуфляжную форму, — ее это сильно удивило, так как они собирались ложиться спать.

Бессмысленная жестокость

Соседи на допросах рассказали, что действительно слышали спортивные кричалки, а затем — громкий мужской голос, который возмущался шумом, но после этого никаких скандалов не было. Кроме того, с того момента, как хлопнула входная дверь в подъезд, до первых выстрелов прошло две-три секунды.

А за это время даже бегом нельзя подняться на второй этаж к квартире Франчиковых. Как говорит подполковник юстиции Александр Данилов, по версии следствия, Франчиков увидел, что группа молодых людей направляется к его подъезду, и воспринял это как угрозу.

Мужчина быстро оделся, зарядил оружие, вышел на лестницу — и открыл огонь в тот момент, когда молодые люди только вошли в подъезд. При этом никакой реальной угрозы от них не исходило.

Более того, двое пострадавших, муж и жена Табуновы, при первых выстрелах бросились бежать — но обвиняемый выскочил вслед за ними, смертельно ранил Евгения, а затем застрелил бросившуюся ему на помощь Кристину. Потом, последним патроном, выстрелил в еще подававшего признаки жизни Табунова — и вернулся домой

Александр Данилов следователь

В квартире Франчиков сразу протер ружье смоченной в смазке тряпкой, бросил одежду в стирку и вместе с женой пошел на кухню. Он был уверен, что его никто не видел. В магазине его «Вепря» было семь патронов. На месте происшествия следователи изъяли семь гильз. На телах убитых обнаружены следы семи выстрелов — картечью и дробью номер три. Каждый из выстрелов был результативным.

«Рядом с ним было душно»

Если о погибших все до одного отзывались исключительно хорошо, то характеристики Антона Франчикова — не всегда положительные. В рабочем поселке Елатьма проживают около трех тысяч человек, и почти все они знакомы друг с другом. Поэтому приехавшие туда в 2013 году Франчиковы быстро оказались в центре внимания.

Антон Франчиков (в центре) в зале суда

Антон Франчиков (в центре) в зале суда

Фото: Пресс-служба Следственного комитета РФ

Этому способствовал тот факт, что Светлана устроилась врачом-терапевтом в местную больницу. Про ее мужа жители поселка отмечали, что он не курит, почти не употребляет спиртное, но и людей не любит. Кроме того, Франчиков был склонен к опасной езде: если встречная машина слепила его дальним светом, он мог выехать на встречку, чтобы «проучить» другого водителя.

Работая в психоневрологическом интернате, Франчиков неоднократно говорил, что пациентов нужно сдавать на органы, так как они не понимают, зачем живут. Про Елатьму он постоянно говорил, что этот поселок надо просто-напросто сжечь, поскольку в нем обитают люди, которые только мешают всем жить

Один из жителей поселка Елатьма

Другой свидетель говорил, что Антон жил в своем, придуманном мире — во вселенной Франчикова действовали правила, которые ни в коей мере не совпадали с правилами жизни в современном обществе.

«Он не был ни бытовым тираном, ни душегубом, но рядом с ним было душно, и я просто прекратил общение, ограничившись только приветствиями», — говорил его ближайший сосед. Удивительно, но судебные психиатры (к слову, из другого региона) во время экспертизы пришли к точно таким же выводам, что и соседи Антона.

Из материалов уголовного дела — выдержка из заключения комплексной судебно-медицинской психолого-психиатрической экспертизы:

Подэкспертный активно демонстрирует личное пренебрежение к социальным нормам и одновременно — повышенную требовательность к их соблюдению со стороны окружающих.

Он нетерпим в отношении любых формальных рамок, своеволен и автократичен. Склонен преувеличивать враждебность отношения окружающих, ирреальными способами стремится противодействовать их мнимой недоброжелательности.

Не обнаруживает каких-либо нарушений восприятия, внимания, памяти, мышления, которые препятствовали бы возможности давать правильные показания. В момент совершения инкриминируемого ему деяния не находился в состоянии аффекта.

Тем не менее в поле зрения правоохранительных органов Франчиков ранее попал только однажды, в августе 2019 года: на одном из интернет-форумов он во время дискуссии разместил фото эмблемы полиции фашистской Германии, причем таким нарочитым образом, что на него просто написали жалобу.

Это было расценено как административное правонарушение — Франчикова оштрафовали, и он стал вести себя заметно аккуратнее: второе административное нарушение грозило ему изъятием оружия.

***

На следствии обвиняемый всячески пытался выгородить себя, а потом, осознав, что ему не верят, просто отказался давать показания. Только в самом конце, уже в декабре 2020 года, он признал себя виновным и даже пообещал попросить прощение у родственников убитых.

От суда присяжных Франчиков отказался. Рязанский областной суд признал его виновным по пункту «а» части 2 статьи 105 («Убийство двух и более лиц») УК РФ и приговорил к пожизненному лишению свободы в исправительной колонии особого режима.

Он так и не смог объяснить, зачем стрелял по совершенно незнакомым молодым людям.

Лента добра деактивирована.
Добро пожаловать в реальный мир.