на главную lenta1.ru

Вышел сериал по культовой игре The Last of Us. Его уже называют лучшей в истории экранизацией видеоигр. Так ли он хорош?

Фото: Liane Hentscher / HBO / Legion media


На HBO вышел долгожданный пилотный эпизод сериала «Одни из нас», экранизации культовой видеоигры The Last of Us от студии Naughty Dog. Главные роли в шоу исполнили открытые «Игрой престолов» звезды Педро Паскаль и Белла Рамзи. Пилот проекта изначально должен был снимать обласканный кинофестивалями Кантемир Балагов («Теснота», «Дылда»), однако из-за творческих разногласий российского режиссера с продюсерами его кресло занял шоураннер Крейг Мэйзин («Чернобыль»). Так или иначе, после выхода первого эпизода в офисах HBO должны были определенно открыть шампанское — мало какая адаптация видеоигры удостаивалась столь единодушного признания одновременно и от кинокритиков, и от поклонников франшизы. Как сериалу удалось завоевать сердца зрителей и почему успех пилотной серии может оказаться иллюзорным — в материале «Ленты.ру».

В 2003 году мир охватила пандемия, превращающая людей в зомби. За какие-то полдня Соединенные Штаты превратились в пылающие руины, а бывший ветеран боевых действий и отец-одиночка Джоэл (Паскаль) в хаосе потерял свою единственную дочь Сару (Нико Паркер). 20 лет спустя Джоэл живет в карантинной зоне Бостона, промышляя подпольной торговлей аптечными препаратами. Седому контрабандисту очень нужен аккумулятор для автомобиля, чтобы отправиться в кишащие зомби земли на помощь брату Томми (Габриель Луна), но единственный доступный на черном рынке экземпляр ушел другому покупателю. В поисках аккумулятора Джоэл вместе с подругой Тесс (Анна Торв) ввязывается в дела группировки «Светлячков», которая борется за восстановление демократической Америки. Повстанцы уговаривают парочку в обмен на рабочий автомобиль провести через границу 14-летнюю Элли (Рамзи), которая оказывается невосприимчива к страшному вирусу. Втроем они отправляются в опасное путешествие по развалинам страны.

Что ж, запуск сериала по культовой игре прошел максимально успешно: на IMDb пилотный эпизод получил 9,4 балла из десяти, рейтинг кинокритиков на агрегаторе Rotten Tomatoes достиг 99 процентов одобрения, а рейтинг пользователей — 96 процентов. Высоко оценили адаптацию и зрители из России, где сериал легально посмотреть пока нельзя — на «Кинопоиске» проекту поставили 8,8 балла из десяти. Западные кинокритики почти в унисон объявили «Одних из нас» лучшей экранизацией видеоигр в истории, отметив проработанность главных героев и очень бережное отношение шоураннеров к первоисточнику.

Сама игра, вышедшая эксклюзивно на платформе PlayStation в 2013 году, удостаивалась не меньших оваций — The Last of Us стала одной из самых продаваемых в истории, за первую неделю разошлась тиражом в 1,3 миллиона копий, а к 2018-му эта цифра достигла 17 миллионов. Проект стал революционным как раз потому, что жанрово был выстроен как десятичасовой экшен-фильм — который уделял повышенное внимание диалогам, развитию характеров персонажей и их взаимоотношений друг с другом. Все это дополняли постапокалиптическая эстетика, а также эпические декорации и сносный геймплей.

The Last of Us без ощутимой конкуренции заполучила титул «Игры года» от многочисленных профильных изданий и премий

Как же Мэйзину удалось умаслить поклонников The Last of Us, чьи ожидания от сериала явно были заоблачными? На руку явно сыграл эффект узнавания — в пилоте шоураннер попросту поминутно воспроизвел первые полтора часа геймплея игры, слово в слово повторяя диалоги и демонстрируя знакомые декорации. Может создаться впечатление, будто мы наблюдаем одну продолжительную кат-сцену с гиперреалистичной графикой. Впрочем, Мэйзин схитрил — не став отступать от основного сюжета ни на йоту, он нашпиговал пилотный эпизод короткими сценами, в игре оставшимися за кадром. Таким образом шоураннер придал еще большую драматическую глубину и ведущим, и второстепенным персонажам — при этом совсем не противореча оригинальной фабуле. Вступительная сцена общения Джоэла с дочерью увеличилась на десять минут — за них мы проживаем вместе с Сарой целый день, во время которого еще ничего не было известно о пандемии. Больше экранного времени получает и Элли, которую «Светлячки» до встречи с Джоэлом, оказывается, буквально удерживали на привязи, а до этого она, оказывается, и вовсе чуть не попала на службу к контролирующей карантинный Бостон военной диктатуре.

Эти небольшие находки вместе с точным следованием оригиналу позволили добиться невероятного — сериал приняли одновременно и кинокритики, увидевшие в «Одних из нас» достойную постапокалиптическую драму со сложными характерами и оригинальной вселенной, и фанаты игры, что для адаптации задача, мягко скажем, непростая. Достаточно вспомнить, насколько кардинально разошлись мнения по поводу крайне недооцененной экранизации Resident Evil от Netflix. Впрочем, тут следует отдать должное в первую очередь одному из создателей The Last of Us Нилу Дракманну — львиная доля работы была проделана еще до запуска шоу HBO в производство.

На волне успеха The Last of Us (и не ее одной — еще тремя годами ранее на Xbox вышел популярный хоррор Alan Wake, рассказывавший вполне достойную телеэкрана историю, будто взятую из вселенной Стивена Кинга с примесью линчевского «Твин Пикса») профильные издания принялись смаковать тему того, как индустрия геймдева эволюционирует под влиянием киноискусства в нечто еще более захватывающее. Имея в себе почти безграничные инструменты для создания новых миров и для более глубокого погружения в сюжет (зритель буквально управляет действием и потому напрямую ассоциирует себя с ведущим персонажем), видеоигра несет потенциал, способный переплюнуть по драматизму и зрелищности любой жанровый телепроект. Более того, успешные игры рождают узнаваемых персонажей. Пока живые (или недавно почившие) артисты медленно проходят процесс цифровизации, за бешеные деньги передавая свои образы в руки продюсерам и многомиллионным корпорациям, игровая индустрия научилась создавать собственных суперзвезд, которые с годами развиваются, растут и стареют, меняют характер и формируют вокруг себя целые культы.

Впрочем, вышедшая в 2013-м первая часть The Last of Us в этом процессе была лишь отправной точкой, ведь киношный драматизм, за который ее расхваливали на все лады, она как раз таки заимствовала напрямую из кинематографа — из «Ночи живых мертвецов» Джорджа Ромеро, фильма «Я — легенда», сериала «Ходячие мертвецы» и многих других постапокалиптических работ, не обязательно связанных с зомби (например, очень явно считывается влияние «Дитя человеческого»). Сериал в свою очередь переносит эти заимствования из видеоигры обратно на телеэкран — и при всем профессионализме, с которым это сделано, эффект, который производит пропущенная через такой замысловатый двойной фильтр постапокалиптика, станет понятен только с завершением первого сезона. Впрочем, Крэйг Мэйзин уже в «Чернобыле» доказал, что с помощью точечных приемов и незаметных уловок способен придавать подробно задокументированной истории голливудский драматизм — неудивительно будет, если и в «Одних из нас» его метод сработает на ура.

Сериал «Одни из нас» (The Last of Us) выходит на HBO

Лента добра деактивирована.
Добро пожаловать в реальный мир.