на главную lenta1.ru

НАТО получил полный контроль над безопасностью Европы. Как альянс повлияет на политику ЕС и ход конфликта на Украине?

Фото: Matthias Rietschel / Reuters


10 января Европейский союз (ЕС) и НАТО подписали новую декларацию о расширении партнерства в сфере безопасности. Представители ЕС и Североатлантического альянса заявили, что к такому шагу их подтолкнули конфликт на Украине и растущая угроза со стороны России. Тем временем российская сторона с тревогой констатирует: новый документ фактически подтверждает, что ЕС — изначально экономическое и политическое объединение — оказался в подчиненном положении, став своего рода филиалом НАТО. В интервью «Ленте.ру» заместитель директора Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ и эксперт клуба «Валдай» Дмитрий Суслов рассказал, зачем ЕС полностью вверил свою безопасность альянсу и его главному спонсору — США, почему ключевые европейские державы превратились в аутсайдеров и как дальнейшее растворение ЕС в НАТО повлияет на ход конфликта на Украине.

«Лента.ру»: НАТО уже сейчас фактически является общеевропейской армией. Неужели партнерство ЕС и альянса было недостаточно широким, что его потребовалось дополнительно расширить?

Дмитрий Суслов: Видимо, недостаточно. Во-первых, стороны договорились дополнительно усилить координацию деятельности НАТО и Европейского союза в области безопасности, а во-вторых, Евросоюз отказывается от планов по развитию собственной независимой системы безопасности.

Европейский союз фактически декларирует, что именно НАТО осуществляет коллективную оборону тех стран, которые входят в обе организации, и что европейцы не будут делать никаких телодвижений в сторону создания какой-либо серьезной структуры по вопросам безопасности, которая была бы отдельной от НАТО.

То есть ЕС не будет делать ничего, что осложняло и подрывало бы роль НАТО как несущей основы коллективной обороны и как основы той системы европейской безопасности, которая преобладает в Центральной и Западной Европе

Генсек НАТО Йенс Столтенберг и председатель Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен пожимают друг другу руки после подписания декларации о расширении сотрудничества. Брюссель, Бельгия, 10 января 2023 года

Генсек НАТО Йенс Столтенберг и председатель Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен пожимают друг другу руки после подписания декларации о расширении сотрудничества. Брюссель, Бельгия, 10 января 2023 года

Фото: John Thys /Pool / Reuters

Означает ли это, что ЕС и НАТО превращаются в некую монолитную структуру?

Эти утверждения корректны в области безопасности. Конечно же, в целом сращивания Североатлантического альянса и Европейского союза не происходит, потому что НАТО — это организация в области безопасности, а ЕС — это комплексное интеграционное образование. Но в том, что касается безопасности, происходит растворение Европейского союза в НАТО.

И та роль, которую Европейский союз играет и будет продолжать играть в области безопасности, носит вспомогательный относительно НАТО характер

Оборонная политика Европейского союза продекларирована, но отсутствует. И принятая декларация подтверждает, что по крайней мере в среднесрочной перспективе у Европейского союза оборонной политики в реальности не будет, а будет политика вспомогательного характера.

То есть Европейский союз будет содействовать дальнейшему наращиванию сотрудничества между странами-членами объединения в области безопасности, в области военного сотрудничества, но опять-таки не в ущерб, а под «шапкой» НАТО, чтобы они не создавали ничего отдельного от альянса

О чем говорится в совместной декларации НАТО и ЕС

В документе утверждается, что боевые действия на Украине стали «самой серьезной угрозой евроатлантической безопасности за последние десятилетия». Кроме того, ЕС и НАТО сталкиваются с новыми стратегическими вызовами со стороны Китая.

Все это требует от партнеров еще более тесного сотрудничества и задействования политических, экономических и военных инструментов для достижения общих целей, говорится в декларации.

В частности, ЕС и НАТО условились нарастить сотрудничество как в традиционных сферах безопасности, так и в сфере «геостратегической конкуренции, устойчивости, защиты критических инфраструктур, новых и разрушительных технологий, космоса, последствий для безопасности изменения климата, а также иностранных информационных манипуляций и вмешательства».

При этом в документе подчеркивается, что «НАТО остается основой коллективной обороны для своих союзников и необходим для евроатлантической безопасности».

ЕС, конечно, будет готовиться к тому, чтобы проводить какие-то мелкие военные операции. Фактически здесь ничего не меняется, потому что изначально политика Европейского союза в области безопасности была нацелена не на коллективную оборону, а на миротворческие операции НАТО, гуманитарные и мониторинговые миссии и так далее. Речь идет о смешанных военно-полицейских, просто полицейских или именно миротворческих операциях небольшого масштаба в Африке, на Ближнем Востоке или даже в Восточной Европе. Примерно тем же самым курсом Европейский союз и будет идти.

Роль Европейского союза в области европейской безопасности будет носить подчиненный и вспомогательный НАТО характер

Как на развитие независимой европейской обороны может повлиять создание к концу 2023 года сил быстрого развертывания ЕС?

В краткосрочной перспективе никак. А в долгосрочной перспективе ситуация может измениться, потому что трампизм в Соединенных Штатах никуда не ушел.

От новых серьезных кризисов трансатлантические отношения не застрахованы. Односторонность остается важной традицией американской внешней политики

Дональд Трамп и НАТО

Оказавшись на посту президента США Дональд Трамп серьезно повлиял на международную обстановку: в частности, он заметно усилил давление на других членов НАТО по вопросу военных обязательств, тем самым напоминая странам об их национальных интересах.

Так, например, политик угрожал прекратить защищать те страны, которые, на его взгляд, платят слишком мало в бюджет Североатлантического альянса. Перед саммитом НАТО в Брюсселе в 2018 году Дональд Трамп направил представителям некоторых стран письма, предупреждая их о том, что «американским гражданам все труднее объяснить, почему некоторые страны не выполняют наши общие обязательства по коллективной безопасности».

При этом на самом саммите политик ошеломил своих европейских партнеров, заявив, что европейские страны должны выделять на оборону не 2 процента, а 4 процента ВВП (при том, что на тот момент, лишь пять стран НАТО довели свои оборонные расходы до 2 процентов), и лишь тогда распределение расходов в рамках альянса «станет честным».

Уже в январе 2019 года тогдашний государственный секретарь США Майк Помпео признал, что именно благодаря давлению, оказанному Дональдом Трампом, страны-члены НАТО смогли найти дополнительные 100 миллиардов долларов на оборону.

Поэтому после урегулирования украинского конфликта и по мере все большего фокусирования США на Китае в Европейском союзе снова могут возникнуть сомнения в том, насколько долгосрочно и надежно Соединенные Штаты привержены защите континента и обеспечению европейской безопасности. Сейчас, естественно, американская приверженность кажется очень большой — я бы не сказал абсолютной, но значительной.

Однако в долгосрочной перспективе никто не застрахован от того, что США могут ослабить свою непосредственную вовлеченность и свои инвестиции в европейскую безопасность

И вот на этот момент сохраняется запасной вариант развития независимых европейских сил.

Но в среднесрочной перспективе в реальности никакого развития здесь не будет происходить. Это сохраняется исключительно про запас, на такой наихудший сценарий, вероятность которого в среднесрочной перспективе крайне мала.

Официальная церемония приветствия американских войск, развернутых в Польше в рамках наращивания сил НАТО в Восточной Европе. Жагань, Польша, 14 января 2017 года

Официальная церемония приветствия американских войск, развернутых в Польше в рамках наращивания сил НАТО в Восточной Европе. Жагань, Польша, 14 января 2017 года

Фото: Kacper Pempel / Reuters

Как на подписание конкретно данной декларации и углубление сотрудничества в оборонной сфере между ЕС и НАТО повлияли события на Украине?

Украинский кризис стал очень серьезным катализатором процесса. Конечно, в период президентства Дональда Трампа в ЕС сильно усилились тенденции в сторону некой стратегической автономии и развития независимых сил в области безопасности. С приходом на пост президента США Джо Байдена кризис трансатлантических отношений не был устранен полностью. Напротив, в новой администрации с самого начала говорили, что сфокусированы на Китае.

Вспомним скандал в американо-французских отношениях, связанный с созданием AUKUS. Это опять-таки говорило о том, что Соединенные Штаты склонны усиливать свою вовлеченность в азиатские дела против Китая даже в ущерб интересам своих европейских союзников. Поэтому западные европейцы, особенно французы и немцы, были склонны более серьезно думать о некой стратегической автономии. Но украинский кризис во многом не то чтобы преодолел, но пересилил эти тенденции.

Украинский кризис сделал роль Соединенных Штатов в обеспечении западноевропейской безопасности абсолютно доминирующей

Мы видим, что львиная доля всей помощи, которая оказывается Украине, особенно в области безопасности и в военной сфере, — это американская помощь. Усилилась роль НАТО в системе европейской безопасности. Поэтому украинский кризис стал очень серьезным катализатором этих тенденций, которые временно перечеркнули всякие поползновения Европейского союза в сторону создания какого-то независимого геополитического центра.

Как углубление сотрудничества между НАТО и ЕС может повлиять на дальнейшее оказание Украине военной помощи?

Позиция Соединенных Штатов останется доминирующей, и от решения американцев будет во многом зависеть, какая помощь и в каких объемах будет выделяться Украине. Но появится большая согласованность на межорганизационном, межинституциональном уровне. Потому что есть помощь, выделяемая национальными государствами, есть помощь, выделяемая ЕС как наднациональным институтом, и есть помощь, выделяемая со стороны США.

Координация будет усиливаться, и решения действительно могут приниматься быстрее

Допустим, давление на Германию по поставкам танков Leopard будет оказываться не только со стороны Польши, США или НАТО как института, но и со стороны институтов ЕС — Совета Европейского союза и верховного представителя по иностранным делам и политике безопасности Жозепа Борреля.

Американские военнослужащие прибывают в Германию после объявления Пентагона о переброске дополнительных сил из США в Европу. Висбаден, Германия, 4 февраля 2022 года

Американские военнослужащие прибывают в Германию после объявления Пентагона о переброске дополнительных сил из США в Европу. Висбаден, Германия, 4 февраля 2022 года

Фото: Sgt. Stephen P. Perez / U.S. Army / Reuters

Но как в связи с продолжающимся сближением ЕС и НАТО будет меняться роль европейских стран в Североатлантическом альянсе? Может быть, за счет этого какие-то европейские страны смогут заручиться большим влиянием на политику НАТО?

Пока мы видим на самом деле ослабление западноевропейских стран и их влияния на вопросы безопасности в том числе. В сближении НАТО и Европейского союза остро заинтересована Великобритания как страна, вышедшая из Европейского союза, но стремящаяся не допустить свою маргинализацию в европейских делах.

Превращение ЕС в подчиненную НАТО структуру в области безопасности усиливает позиции Великобритании

Великобритания является бенефициаром, и ее роль в принятии решений в области безопасности на континенте и в Евроатлантике в целом будет усиливаться. Также это усиливает роль Польши, которая тоже как раз работает на максимизацию американского присутствия и максимизацию роли именно НАТО, а не Европейского союза в европейских делах.

Те, кто в Европе рассуждает о некой стратегической автономии, о том, чтобы превратить ЕС в перспективе в независимый полюс силы, в том числе в области геополитики, временно проигрывают

Речь идет в первую очередь о Франции и Социал-демократической партии Германии, которая по-прежнему продолжает об этом говорить. Потому что другие представители немецких политических сил, например, те же самые «Зеленые» и та же самая [министр иностранных дел] Анналена Бербок, проводят политику, ничем не отличающуюся от политики Польши.

Военные США выгружают технику на берег во время передислокации сил для укрепления восточного фланга НАТО на фоне боевых действий на Украине. Влиссинген, Нидерланды, 11 января 2023 года

Военные США выгружают технику на берег во время передислокации сил для укрепления восточного фланга НАТО на фоне боевых действий на Украине. Влиссинген, Нидерланды, 11 января 2023 года

Фото: Piroschka van de Wouw / Reuters

Можно считать Францию и Германию лидерами от ЕС в НАТО, способными говорить за весь остальной блок?

Они были традиционно лидерами внутри Европейского союза, и они будут оставаться ими, но уже не в области безопасности. Это может быть область экономической политики, область интеграционных, институциональных и политических решений внутри объединения. Но не по вопросам безопасности.

Потому что сейчас сформировался другой нарратив, который заключается в том, что и Франция, и особенно Германия, скорее, в аутсайдерах в том, что касается предоставления помощи Украине

Франция пытается это предотвратить. Например, первой объявила о предоставлении Украине легких танков — пробила эту брешь и создала прецедент, который позволил очень быстро принять уже общее решение по поводу предоставления танков.

Но сейчас превалирующий нарратив в рамках НАТО такой: страны Балтии, Польша и Словакия предоставляют гораздо большую долю от своего ВВП на поддержку Украины, нежели западноевропейские страны, и влияние и возможность формировать повестку дня меняется соответствующим образом.

Сейчас мы видим опять-таки, что канцлера Германии Олафа Шольца поставили в очень затруднительное положение, потому что фактически ему навязывают решение по предоставлению танков Leopard, которое он принимать не хочет. Польша в одностороннем порядке заявила о том, что она передаст эти танки, прекрасно понимая, что для этого потребуется немецкое одобрение — без него их передать нельзя.

Но сейчас политический и идейный контекст таков, что если Германия откажет Польше в передаче Украине танков Leopard, то канцлер Олаф Шольц будет подвергнут просто чудовищному политическому давлению и критике

Военнослужащий ВМС США осматривает истребитель F/A-18E/F Super Hornet на авианосце USS Ronald Reagan. Пусан, Южная Корея, 23 сентября 2022 года

Военнослужащий ВМС США осматривает истребитель F/A-18E/F Super Hornet на авианосце USS Ronald Reagan. Пусан, Южная Корея, 23 сентября 2022 года

Фото: SeongJoon Cho / Bloomberg / Getty Images

После вступления в альянс Швеции и Финляндии, в ЕС останется всего четыре страны, которые не входят в НАТО. Насколько вероятно, что в обозримом будущем НАТО охватит уже все страны Европейского союза и как это может повлиять на европейскую безопасность?

Не думаю, что после вступления Швеции и Финляндии в НАТО процесс активно продолжится и в альянс начнут вступать и Австрия, и другие страны. Посмотрим. Все будут исходить из своих собственных соображений и своих собственных внешнеполитических традиций и интересов.

Но в любом случае в среднесрочной перспективе роль НАТО в области безопасности в Европе будет доминирующей. Но я бы не стал рассматривать эту среднесрочную тенденцию как постоянную константу.

Ситуация в долгосрочной перспективе может измениться в условиях нового кризиса трансатлантических отношений и еще большего рефокусирования США на Китае

Конечно же, долгосрочная конфронтация между Россией и Западом будет сохранять роль НАТО и его доминирование в области безопасности в Европе. Но мы видели, что даже после начала украинского кризиса в 2014 году президентство Трампа тем не менее внесло определенные трудности в отношения между политическими союзниками и создало серьезный кризис.

Не думаю, что НАТО полностью застрахован от подобных кризисов в дальнейшем, особенно если боевые действия на территории Украины прекратятся и конфликт будет либо разрешен тем или иным образом, либо заморожен. Вот тогда может начаться новый кризис. И тогда может начаться новая волна разговоров о том, что Европе и ЕС все-таки необходима определенная стратегическая автономия.

Лента добра деактивирована.
Добро пожаловать в реальный мир.