24 марта в 00:01

«Мы должны быть на страже, идти сражаться с коронавирусом»

Они бросили все и добровольно пошли бороться с коронавирусом
Фото: Илья Питалев / РИА Новости
С приходом коронавируса начались времена испытаний для медиков. На прием в поликлиники пациентов приходит вдвое больше обычного, единый кол-центр скорой помощи перегружен. В этой ситуации на работу вышли 750 ординаторов московских медицинских вузов, которые теперь ведут прием в поликлиниках, ходят и выезжают на вызовы. МОСЛЕНТА поговорила с ординаторами-добровольцами из РНИМУ имени Н.И. Пирогова, которые уже неделю борются с коронавирусом в столице.

Виктория Гилетко, ординатор первого года по специальности «Терапия»

Десять дней назад департамент объявил в Склифе собрание для ординаторов из разных больниц — только для тех, у кого уже есть опыт работы. Для ординаторов второго года — всем обязательно, а первого года — для тех, кто числится сотрудниками поликлиник или частных клиник. И всех нас призвали выйти на работу в связи с тем, что в условиях эпидемии коронавируса нужно большое количество специалистов.

Я, например, в поликлинике не работала, но решила пойти. Позвонила в отдел кадров, все объяснила, мне сказали: «Конечно, приходите, нам все нужны». На следующий день я прошла обучение работе с ЕМИАС (Единая медицинская информационно-аналитическая система — прим. МОСЛЕНТЫ), после чего подписала договор.

Виталий Аньков / РИА Новости

Так что эта неделя у меня вторая рабочая. Везде по-разному, конкретно меня распределили на усиление выездных бригад.

Я езжу с бригадой, чтобы посмотреть на работу врача и потом уже ездить самой. Определенное количество вызовов дают в начале, потом в течение дня они еще добавляются. Причем мы ездим на все вызовы — не только на симптомы ОРВИ. К тем, у кого есть повышенные риски заболеть коронавирусом или тяжелая вирусная патология, вроде ОРВИ с осложнением, — к этим пациентам повышенное внимание. Мы у них берем мазки, оставляем их под вторичное наблюдение. А так мы всех обслуживаем, от кого вызов поступил.

К лету, наверное, все поутихнет

Виктория Гилетко

ординатор

Кстати, пациенты, которые нас вызывают, — все вменяемо себя ведут, но вот люди из дома, из подъезда, когда видят медика в защитном халате, почему-то сразу думают: ну все, в доме коронавирус, нас теперь всех изолируют. А с пациентами проблем нет. Так как многие работают сейчас удаленно или стараются не выходить из дома, то чаще вызывают по поводу ОРВИ. Потому что они не приходят в поликлинику, а дома сидят.

Наши защитные костюмы все пациенты адекватно воспринимают, да и сами стараются защищать окружающих: заболевшие стараются ходить дома в масках, чтобы других не заразить. Что в принципе очень правильная мера, потому что маску нужно носить, когда сам болеешь.

Пока не сделана лабораторная диагностика, нельзя сказать, что у человека коронавирус. Это может выглядеть как проявление обычных симптомов простуды. Так что сейчас надо стараться меньше бывать в местах скопления людей, а если вы сами болеете — не ходить, других не заражать.

Вызовов очень много, но помощь обеспечивается, мы сразу же едем на вызовы, не откладывая. У кого тяжелая ситуация, тяжелое заболевание — их сразу госпитализируют. Больницы перепрофилируют, то есть наша система здравоохранения отреагировала на эпидемию очень оперативно.

Видят защитный халат и сразу думают, что в доме коронавирус

Виктория Гилетко

ординатор

В основном болеют те, кто прилетел из опасных регионов, а не те, кто тут подхватил. Карантинные мероприятия, которые сейчас применили, должны ограничить распространение. К лету, наверное, все поутихнет.

Наталья Забельникова, ординатор первого года по специальности «Терапия»

Я четыре месяца работаю врачом-терапевтом, совмещая это с учебой. До этого работала на 0,75 ставки участковым терапевтом. А теперь участвую в борьбе с коронавирусом, потому что я вижу, насколько большой поток пациентов идет.

Мы принимаем не только тех, кто к нам записывается на прием, в нашу сетку, но еще и отдельно температурящих больных, для которых выделен отдельный кабинет. Кроме того, мы выезжаем на вызовы, которых сейчас очень много. Кол-центр со штатными врачами с этим потоком не справлялся, поэтому, когда появились мы, ординаторы, стало намного лучше. У нас ставка — 40 часов в неделю, мы выезжаем на вызовы, осматриваем больных, выдаем им больничные, собираем эпиданамнез, берем мазки.

Я считаю, что для ординаторов это отличная практика — поработать в таких условиях очень важно для практикующих врачей. Поэтому, если у ординаторов есть такая возможность и их вызывают, то обязательно нужно идти. Потому что это наш долг — и мы должны быть на страже, идти сражаться с этим коронавирусом.

Сергей Ведяшкин / АГН «Москва»

Если раньше за смену в поликлинике я принимала 20-25 пациентов, то сейчас мы можем принимать по 35-40 человек, а то и больше — иногда даже не успеваем их учитывать. Вызовы я не считаю — они идут отдельно. Сверхнагрузки мы пока не получаем — работаем максимально, но успеваем.

Пациенты сейчас находятся в панике. Есть люди, которые действительно приехали из эпидемиологически нестабильных стран, но в большинстве своем к нам обращаются те, кто просто начинает паниковать. Сейчас же есть и другие вирусы, и грипп — от них никто не застрахован. Поэтому пациенты идут и переживают, что у них именно коронавирус. И если раньше они скорее остались бы дома и лечились, то сейчас они все идут в поликлинику, вызывают врачей на дом.

В первую очередь я рекомендовала бы соблюдать меры профилактики, чтобы не увеличивать количество зараженных. Чаще мыть руки с мылом и дезинфицирующими средствами. Стараться не касаться лица, особенно слизистых: рта, носа, глаз. В частности, если касались в общественных местах поручней, ручек. Потому что через кожу вирус проникает гораздо медленнее, чем через слизистую. Надо стараться реже посещать места скопления людей, проветривать помещения и вести здоровый образ жизни.

Сейчас указом мэра Москвы пожилым людям и людям с хроническими заболеваниями настойчиво рекомендуется оставаться дома. И очень желательно, чтобы они эту рекомендацию соблюдали, потому что поток пациентов идет.

И вот сегодня: я отработала уже, а пациенты идут, и идут, и идут. Они не осознают, что сами себя таким образом подвергают риску. Например, идут за лекарствами — ты пытаешься им выписать их не на месяц, как обычно, а на 2-3, чтобы они максимально находились дома. Ведь у пациентов с хроническими заболеваниями и у людей пожилых ослабленный иммунитет, и они быстрее схватывают этот вирус. Так что сейчас надо быть максимально внимательными к своим старшим близким и убеждать их оставаться дома.

Кирилл Зыков / АГН Москва

Калинкин Артем, ординатор первого года по специальности «Анестезиология-реаниматология»

Я работаю первую неделю, на прошлой больше было организационных моментов. Наш «призыв» организовали в добровольном порядке: донесли информацию, что департамент собирает ординаторов, «чтобы рассказать о проблеме коронавируса и попросить помощи». Кто захотел, пошли на это собрание в Склифосовского.

Уже на следующем собрании нас обучили пользоваться системой ЕМИАС, и мы подписали договоры. В итоге моя институтская группа разделилась пополам. Часть сказала: пациентов в больницы сейчас поступает мало, лучше мы поможем там, где действительно нужны, где нехватка специалистов. А другая часть по-прежнему ходит в ординатуру в больницу.

Я реаниматолог в будущем, но могу работать участковым терапевтом, так как окончил лечебное дело. Всем нам, ординаторам-добровольцам, дали возможность выбрать себе место работы — я прикрепился к поликлинике в Солнцево.

Договор мы подписали до 30 апреля. Будем смотреть, как ситуация станет развиваться: если попросят остаться — останусь. Потому что помощь нужна все-таки.

Лично я, когда принимал решение идти, подумал, что это бесценный опыт — поработать в таких условиях, посмотреть на систему здравоохранения с другой стороны. Я в будущем стационарный врач, а тут — поликлиническое звено, а это другая сторона медали. Я вижу, когда ко мне пациент приезжает по скорой, а вот что с ним происходит до? Плюс — такая глобальная проблема, и я решил посмотреть изнутри, как в таких ситуациях ведет себя система здравоохранения. Теперь я это вижу, у меня появилось свое представление об этом.

Рабочий день организован так: приходишь, тебе дают вызовы. Основные врачи ведут прием, у них сейчас очень большая нагрузка, а ординаторы посещают пациентов на дому.

Вот сегодня я был у пациента, контактировавшего с человеком, у которого COVID-19. Он сотрудник аэропорта, как я понял, и вызвал врача на дом, чтобы ему открыли больничный лист. Вчера у него взяли мазки на коронавирус, я сегодня пришел: самочувствие у него хорошее, никаких клинических симптомов нет. Ждем результатов, но, я думаю, все будет хорошо. Все же, чтобы заразиться, обычно нужен более тесный контакт, чем просто поздороваться с пациентом, у которого коронавирус.

Понятно, что раз сейчас весна, у большинства пациентов ОРВИ. И все 13 пациентов, к которым я сегодня ходил, спрашивали: «Это не коронавирус у меня»? Кроме такой мнительности, ничего сверхъестественного и особенного я пока не увидел. А мне давали вызовы, которые шли подряд. То есть не было такого, чтобы их как-то сортировали и отбирали.

Думаю, что к лету эпидемия пройдет, и основываюсь здесь на мнении профессора Владимира Никифорова. Коронавирус — такой же вирус, у которого есть пики заболеваемости, они проходят за два месяца. Китай справился, а чем мы отличаемся? Плотность населения у нас ниже, так это в данном случае даже и лучше. И меры предосторожности, которые у нас принимает система здравоохранения, логичны: тех, кто прилетает, осматривают, следят за ними. Это может предотвратить такую вспышку, как в Китае.

Ничего особенного для повышения иммунитета лично я не делаю: просто нормально питаюсь. Завтрак, обед, ужин, фрукты. Мытье рук и средства защиты на работе.

В качестве напутствия могу сказать: будьте спокойны, и все будет хорошо. Мойте руки и поменьше контактируйте с большим количеством людей.